фото
фон

Медвежья услуга


Самое неприятное при работе в горах - туман. Нахлынут облака, затопят ущелья, выползут на хребты и закроют всё: вниз до земли, вверх до неба.

Кажется, что весь мир утонул в глухом тумане: ни шума потоков, ни света солнца. Где право, где лево? Где север, где юг?

Сидишь в палатке и ждёшь погоды.

Вниз на базу спускаться не хочется: вдруг прояснит! Спускаться да подниматься непросто: на иную гору два дня на четвереньках лезешь.

Вот так и вышло у нас однажды. На день работы осталось - нахлынул туман. День просидели - кончились консервы. На второй день - крупа. На третий доели сухари. Остались у нас только соль, перец да лавровый лист.

А туман дразнит. Поредел, но не поднимается.

Ждать больше невтерпёж - так есть хочется. И вниз спускаться обидно: вот-вот туман разойдётся!

- Бери ружьё, - говорю я товарищу. - Поброди по склонам, может, подобьёшь что.

Товарищ ушёл, а я залез в палатку и попытался заснуть. Желудок хотел обмануть. Говорят: "Кто спит, тот обедает". Но желудок в горах на чистом воздухе на обман не идёт!

До полудня ворочался я с боку на бок. Потом встал, петь начал. "Может, - думаю, - про еду забуду".

Забудешь тут! Не ладится песня. Вместо песни голодное ворчание выходит.

А туман всё режё, всё режё. Уже вверху, в серой мгле, синие и жёлтые пятна проступили - значит, скоро откроются небо и солнце.

Вот чуть видные хребты стали надвигаться со всех сторон - так всегда кажется, когда расходится туман.

Вот и все горы видны - чистые, будто вымытые. И опять стал слышен шум потоков, и засияло солнце. Работать можно, а товарища всё нет!

И есть так хочется, что стал я посматривать на сыромятные ремни от вьючного седла: а что, если попробовать заварить их с лавровым листом да с солью?

На счастье, вижу: идёт товарищ. За спиной рюкзак раздулся - значит, добыл что-то. Он ещё далеко, а я кричу, выпытываю:

- Сколько патронов выстрелил?

Отвечает:

- Ни одного.

Опустились у меня руки.

- Так что ж ты, - говорю, - мешок-то травой набил, что ли?

- Ну да, травой, - отвечает.

- Ага, - говорю, - очень хорошо! Добавь тогда к своей траве ремешки от седла, объедение будет.

- И будет, даже и без ремешков.

Посмотрел я на него: уж не спятил ли он с голода?

Плюнул и пошёл к ручью: хоть воды напьюсь, лоб помочу.

Одно остаётся: скорей коней вьючить - и вниз, на базу. Экая досада! И тумана нет, а спускаться придётся.

Поднимаюсь я к палатке и вижу: товарищ раздул огонь, поставил на костёр котёл с водой, а сам режет и чистит какие-то корни и стебли; у него их полный мешок.

- Это ты чего затеял? - спрашиваю его осторожно.

- Борщ варю.

- Какой борщ?

- Медвежий.

- Ты не шути, - тихо говорю ему. - Я голодный!

- Тогда не кипятись, а мне помогай. Пока почистим, я тебе кое-что расскажу.

Я подсел помогать, а он мне рассказал вот что.

Утром в полукилометре от палатки наткнулся он на след старого медведя. След был такой свежий, что на мокрой траве висели ещё капельки грязи. Товарищ вложил в ружьё патроны с пулями и пошёл по примятой траве.

Медведь шёл по скату, переворачивая камни, раскапывал мышиные норы и гнёзда земляных ос.

Долго лазал товарищ по скату в тумане, распутывал медвежий след. Из сил выбился.

Сел на камень, сорвал лопушок мягкий, как байковый, вытер лопушком пот и бросил. И вдруг видит, что рядом с его лопушком ещё сорванные лопушки валяются и измочаленные стебли-огрызки. А на огрызках и слюна зелёная не высохла. Медведь лакомился!

Совсем близко медведь, а товарищу не до него - так есть захотел. Сломал он такой же стебель, что медведь жевал, попробовал - ничего, даже огурчиком пахнет.

"Шут с ним, - думает, - с медведем! Где его в тумане найдёшь? Переключусь-ка я на медвежий корм, вон медведь какой с него здоровый след шапкой не закроешь!"

Так и сделал. Найдёт огрызок, присмотрится, с какого растения, сорвёт, попробует - ничего, кисленько! - и в мешок. В одном месте корни какие-то раскопал медведь, - товарищ и корней набрал. Медведь-то старый, всё в лесу знает - всякую траву съедобную, каждый корешок. Товарищ целый мешок кореньями, щавелем да стеблями набил.

- Сейчас такой борщ закатим - медвежий! - закончил он. И засыпал зелень в кипяток.

"Как бы нам только, того, медвежьей болезнью не заболеть", - подумал я.

Но всё обошлось благополучно. Борщ и действительно вышел недурной. Заправили мы его солью, листом лавровым, перчиком и ещё три тетеревиных яйца разбили.

Медведь разорил на склоне тетёркино гнездо, а три яйца вниз скатились, он их не заметил.

Наелись мы медвежьего борща и сразу силу почувствовали. Хоть и не медвежью силу, но достаточную для того, чтобы успеть до вечера подняться на вершину и сделать последние наблюдения.