Лесные тайнички. Июль.

Крутые меры

 

У пеночки-зарнички клюв до того маленький, что только комар в нём и поместится. Сразу много еды в клюве не принесёшь.

А птенцов в гнезде пять. И у каждого рот - кулёк! Сколько в него ни суй, всё равно мало. Одному комара отдашь - другие голодные. На всех разделишь - все голодные. Как разинут свои кульки: "Мне, мне, мне!"

Вот пеночка и хитрит. Одному в рот комара сунет, а другому пустой клюв. Вроде успокоительной соски! Так и бьётся одна с пятью: кто комара глотает, кто соску дёргает.

Скоро птенцы оперились, пора из гнезда прыгать. А им неохота! В гнезде и тепло, и уютно, и сытно. А в сырых да холодных кустах ещё неизвестно что.

- Ах так! - рассердилась пеночка. И улетела.

Конечно, это я сказал за неё "ах так". Может, я и не точно перевёл её выкрик. Но только она и в самом деле вдруг перестала выманивать птенцов из гнезда, пискнула и улетела.

Сперва птенцы даже обрадовались: никто не беспокоит. Но скоро проголодались и дружно заёрзали: "Эй, кто тут нас должен кормить?"

Муха у гнезда покрутилась - птенцы так к ней шеи и вытянули. Но муха сама в рот не лезет. Бабочка у гнезда запорхала. Заглянула в гнездо птичка-чечевичка - и у неё стали клянчить: "Дай же чего-нибудь, дай!" Но никому до них дела нет.

Стали тогда друг у друга выпрашивать. Только один пошевелится - все к нему с раскрытыми ртами. А у того у самого рот до ушей и даже трясётся от нетерпения.

И вот, когда уже не знали, у кого и просить, появилась мама-пеночка с гусеницей. С зелёной, как леденец. Не успела она и позвать, как птенцы наперегонки стали выпрыгивать из гнезда ей навстречу! Ни холод, ни сырость уже нипочём: "Мне, мне, мне!"

Проучила пеночка упрямых птенцов. А что ей было делать? Одна она, и в клюве только один комар помещается. А их пятеро, и каждый ростом уже с неё!

Вечером вся семейка собралась на одной ветке. Прижались друг к другу, сытые и довольные. Даже соски не просят!

 


 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...