фон

Крылов Алексей Гаврилович


Имя детского поэта Алексея Крылова известно и в Украине, и в России, да, пожалуй, и в других странах, поскольку его стихи переведены на несколько языков. По многим из них сняты мультики. А такие как «Кот Василий», «Заболел петух ангиной», «Кто там бродит в огороде? Это я, козел Мефодий» стали настоящими детскими хитами.

Родился Алексей Гаврилович в Екатеринославе/Днепропетровске 15 декабря 1913 года. И до 60-х годов жил в старинном доме №37 на проспекте Пушкина.
Так получилось, что его соседями по коммунальной квартире была моя семья. Его мать, похожая на вещунью с орлиным носом, дожила чуть не до столетнего возраста, а сестра Ольга, кажется, жива по сю пору. Еще один брат жил в Москве, где занимал какой-то высокий пост. Надо сказать, все трое были очень дружны между собой, тесно общались и были так похожи, что бытовало выражение - крыловская порода. У всех крупно-литые, словно чеканные лица, дородная фактура, сильные голоса и - море энергетики.
Алексей Гаврилович редкий день не бывал у своих родных. Из комнаты без конца лились смех и песни, а по длинному кухне-коридору бродили экстравагантные гости, иной раз по ошибке забредая в наши апартаменты. Бывали среди них и именитые писатели, например, Сергей Залата, презентовавший нам одну из своих книг, и сатирик Владимир Заремба с колючими-преколючими глазами. А еще - коты, которых откуда-то приносил поэт. С одним из этих созданий мы как-то пытались спарить нашу Мурашку, но киски повели себя неадекватно – огромный жирный котяра вдруг спасовал, а инфантильная Мурашка испытала такой стресс, что на другой день убежала из дому и больше мы ее не видели.

Мой отец Анатолий был частым гостем именитого стихотворца, несмотря на разницу в возрасте. Во-первых, тоже сочинял стихи, а во-вторых, отлично играл на нескольких музыкальных инструментах (аккордеон, баян, фортепьяно, гитара). Поэтому на застольях был незаменимым человеком. К тому же, оба были Стрельцами и любили пропустить по рюмашке. Неудивительно, что один из первых экземпляров своего будущего бестселлера Алексей Гаврилович подарил ему, и он до сих пор где-то хранится у меня. Книга под названием «Кот Василий», с рисунками, выполненными коричневой краской, которых я потом нигде больше не встречала (в последующих изданиях она выходила с цветными иллюстрациями) стала моей первой азбукой. Запоминались стихи легко, и так же легко по ним было учиться читать, так что эту науку я освоила довольно рано. А однажды под Новый год выученные строки помогли мне в парке Чкалова выиграть приз Деда Мороза – целый кулек конфет и мандарин, что в те времена было настоящим чудом. Я пленила снежного гостя стихотворением Алексея Крылова о Звездочке:

«Мы из красных звездочек сделали звезду
От нее на яблоньке яркий свет в саду.
Высоко над школою зажжена она
И с соседней улицы хорошо видна»,

которое заканчивалось симптоматичными словами:

«Вот такие ж красные звезды на Кремле,
И светло поэтому на родной земле».

Честно говоря, мысль о том, чтобы повесить на доме мемориальную табличку, никому из соседей в голову не выстреливала. К тому же, здесь продолжают проживать родственники поэта (в той самой квартире №5, с полукруглыми окнами, выходящими на проспект имени другого поэта). А как они отнесутся к подобной рекламе, неизвестно. Да ведь, если честно, не в табличках дело. Пиит увековечивает себя книгами и стихами, а уж их-то у Алексея Крылова навалом. Одна книжка о Коте Василии за сравнительно малый срок выдержала свыше 20 переизданий (!), в том числе на немецком (в переводе Леси Степовички) и украинском языках…

Последний раз я видела ее автора в конце 80-х. Служитель Муз сломал ногу и перебрался к сестре - возможно, от нее ему было ближе добираться до поликлиники. Он ходил, опираясь на элегантную палочку и морщась, но был по-прежнему бодр и энергичен. И по-прежнему писал. И к нему по-прежнему приходили гости. Иногда. Моего отца уже не было в живых. А спустя 3 года покинул земную обитель и человек по имени Алексей Крылов.

Любовь РОМАНЧУК

интернет-газета "От заката до рассвета"