фото
фон

Великий день


Сегодняшний день — великий день. Когда я утром открыл глаза, то увидел человеческий нос. Обыкновенный человеческий нос. Он высовывался из-за дерева. Всё во мне запело: наконец-то я встретился с людьми!

За носом высунулся глаз: блестящий и любопытный. За глазом — ухо.

Обыкновенное ухо; но как я обрадовался ему! Значит, за деревом действительно прятался человек!

Я уже было открыл рот, чтобы позвать его, но прикусил язык: из-за дерева показалась шея. Шея неимоверной длины! Ну раза в четыре длиннее, чем у меня.

Я зажмурил глаза и со страхом стал ждать, что ещё покажется из-за дерева. Но ничего страшного не показалось. Из-за дерева осторожно вышел обыкновенный человек, с обыкновенными руками, с обыкновенными ногами и с обыкновенным туловищем. И только одна шея у него была совершенно необыкновенная!

Из-за каждого дерева вышли удивительные длинношеие люди. И все смотрели на меня с опаской и любопытством.

Я быстро прикинул в уме, как могла сказаться длинная шея на их характере, но тут же решил, что было бы гораздо для меня хуже, если бы у них были непомерно большие кулаки.

— Здравствуйте! — сказал я.

— Не болейте! — хором ответили мне.

«Не болейте» на их языке означает «здравствуйте», — догадался я.

Я протянул руку. А они вытянули мне навстречу свои носы. Оказывается, у них при встрече не руку жмут, а трутся носами. Ну что ж, носами так носами. Мы потёрлись носами — ничего страшного! А пока тёрлись, я успел каждому заглянуть в глаза: это самый верный способ узнать человека. В их глазах я увидел любопытство, радость от встречи и желание познакомиться. Всё то, что и они, наверное, увидели в моих. Нет, положительно, их длинные шеи не имели никакого значения. Ну длинные и длинные; совсем не обязательно, чтобы они были короткими.

Как я был рад! Уж теперь-то я узнáю все тайны этой удивительной планеты! И, главное, я больше не одинок.

Сидя на берегу реки, мы оживлённо болтали. Мы помогали языку руками и прекрасно понимали друг друга. Мои новые друзья не теряли времени даром. Они поймали в кустах трёх мохнатых пауков и… заставили их работать. Один паук плёл из паутины сетку для рыбной ловли. Второй паук плёл из паутины одежду.

Только сейчас я догадался, из какого материала сделана одежда моих новых знакомых, — из паутины! Тонкая, лёгкая, блестящая, красивая и очень прочная.

Для третьего паука сделали из палок раму, и он стал её заплетать. Когда паук плотно заткал раму паутиной, к ней подошёл один из длинношеих, достал из кармана краски и кисточки и стал рисовать на паутине мой портрет в честь нашего приятного знакомства. Портрет получился очень похожим: кисточки у художника были из тонких птичьих перьев, и краски ложились на паутину уверенно, но нежно.

Одежду, которую соткал паук, подарили мне. А сеткой из паутины наловили в ручье рыбы. Рыбки были изумительной красоты: они светились нежным голубым светом. Из светящихся рыбок получилась вкуснейшая светящаяся уха.

Я был растроган. И тут же дал себе слово при первой возможности отплатить добром этим хорошим людям.

Скоро мы тронулись в путь и только ночью подошли к какому-то городу. Это был город длинношеих.

 







 

РЕКЛАМА

 

Разработано jtemplate модули Joomla