фото
фон

Львы и парусник


Плывут Пароход и Слип на рыбе-паруснике. Слип зонтик под мышкой держит.

— А знаете, — говорит, — я кашлять перестал. Что значит свежий воздух!.. Всё хорошо. Только не нужно больше приключений!

Едва он это сказал, вода забурлила, и всплывает перед ними большой страшный кальмар. Десять рук, хищный кривой клюв, глаза как два колеса.

Рыба — в сторону, кальмар — за ней.

— Умоляю вас, слезайте! — говорит рыба. — Я нырять буду, а то он меня съест.

— Куда же нам слезать? — говорит Слип. — Кругом вода.

А кальмар подплыл поближе, воду струями пускает, хвостом по воде бьёт, вот-вот на рыбу кинется.

— Плохо дело, — говорит Пароход. — Была бы пушка или, в крайнем случае, складной нож…

— Да, — говорит Слип, — видно, нам погибать… Уф, как жарко! Раскрою-ка я зонт.

Раскрыл зонт. А кальмар никогда в жизни зонтов не видел. Глаза у него совсем круглые стали, клюв сам собой раскрылся. Набралась внутрь кальмара вода, и пошёл он на дно. От удивления.

— Вот так раз! — говорит Слип. — Тонет! Может, помочь ему?

— Ничего с ним не будет, — говорит Пароход. — Опомнится!

Плывут они дальше, видят — впереди три чёрные точки.

— Что бы это могло быть? — спрашивает Слип. — Камни не камни… Акулы не акулы… Львы!

И верно, плывут им навстречу три морских льва. Чёрные, блестящие, ласты как крылья, зубы острее гвоздей.

Рыба — от них, львы — следом. Видит рыба — не уйти.

— Как хотите, — говорит, — а я на этот раз обязательно нырну!

Пароход говорит:

— Одну минуту!

Окружили львы рыбу со всех сторон.

— Да, теперь не спастись, — говорит Пароход. — Эти ведь животные умные, их зонтиком не обманешь.

— А может, попробовать? — спрашивает Слип. — Или «кыш» им сказать, «кыш»!

— Поздно, — говорит Пароход. — Тут даже сила моя не поможет.

— Так, так, так… — говорит Слип. — А ведь это какие-то знакомые львы. Где я их видел?.. В зоопарке? Нет, не в зоопарке… В музее? Нет, не в музее… Вспомнил! Вы, случайно, в цирке на Фонтанке не работали?

— А как же! — отвечают львы. — Работали. Три сезона. У вас хорошая память. Номер у нас был — «Волшебный сундучок». Такой голубой, с ручками. Мы из него какие хочешь вещи доставали. Кому что надо из публики.

— Всё ясно, — говорит Слип Пароходу. — Помните Таврический сад? Прежде чем вы про утюг подумали, мне всё коты да обезьяны в голову лезли.

— Хороший был номер! — говорят львы. — Новому директору не понравился. Сундучок приказал выбросить, а нас в море выпустить… Мы вот что ещё умели делать!

Стали львы разные фокусы показывать: один вперёд кувыркается, второй назад, а третий зонтик у Слипа взял и, стоя на хвосте, вокруг рыбы с зонтиком обошёл.

— Фу! — говорит рыба. — И устала же я с вами! Голова кругом идёт. Ну и пассажиры попались! Отпустите вы меня, умоляю!

— Ладно, ныряй, — говорит Пароход. — Нас теперь львы до берега довезут.

Пересели они на морских львов и поплыли дальше. Приплыли к берегу, попрощались, взяли со львов слово, что если они опять в цирке выступать будут, то непременно позовут, и пошли в город Ленинград.

Идут, видят — стоит у дороги дом, все окна и двери в доме настежь, вокруг дома капуста… Но это уже новая сказка.