Шестой вечер
Таечкины сказки

Мюнхгаузен, став пасечником султана, закидывает на луну серебряный топорик, влезает на нее по бобовому стеблю и спускается назад по короткой веревке из соломы. Освобождение Мюнхгаузена и возвращение в Россию. Атлетическое упражнение с каретой в лощине. Оттаявшие звуки почтового рожка.

 

— Любезные господа, друзья и товарищи! Согласно моему обещанию, вам предстоит сегодня услышать, как мне жилось в плену. Вместо того чтобы обменять меня на какого-нибудь знатного турка, попавшего в плен, меня привезли в Константинополь и приставили, как раба, к султанским садам в качестве пасечника. Это было, правда, довольно унизительно и странно для гусарского полковника. Однако всему можно научиться, и вскоре я знал в лицо большинство находившихся под моим присмотром пчел. Ведь я должен был каждое утро выгонять своих подопечных на пастбище, стеречь их там целый день и вечером позаботиться о том, чтобы весь пчелиный рой полностью вернулся в ульи.

Однажды вечером я недосчитался двух моих любимых пчёлок, и когда я стал разыскивать их, то увидел, как два медведя хотели растерзать бедняжек, чтобы отнять мед. Не имея другого оружия, я бросил в медведей серебряный топорик — знак султанских садовников — и промахнулся. Но звери испугались и убрались восвояси… Не знаю точно, откуда они пришли в Константинополь — с Балкан или с Парнаса. В любом случае, неплохо, что их удалось прогнать. Однако весьма печально было то обстоятельство, что маленький серебряный топорик, пущенный моей рукой, который пронесся между головами медведей, продолжал лететь все дальше и все выше, пока не достиг луны, и там остался лежать. Как мне теперь добыть его? Разве можно найти такую лестницу?.. Тут мне пришло в голову, что несколько дней назад старик-садовник дал мне турецкий боб, привезенный то ли из Багдада, то ли от гроба Пророка. Я поспешно посадил его в землю, сам не веря тому, что старый Омар-бен-Казем рассказывал мне о его волшебнобыстром росте.

Но что же случилось?

Едва я положил боб на садовую грядку, как он тотчас же проклюнулся и пустил росток, который на моих собственных глазах вытянулся на такую высоту, что обвился вокруг нижнего рога луны. Тут я смело полез на луну и благополучно добрался до нее после нескольких часов изнурительного подъема.

Мне предстояла еще вторая, трудноразрешимая задача — разыскать маленький серебряный топорик на поверхности луны, где все сверкало, как чистое серебро. Однако после долгих поисков, продолжавшихся несколько часов, удалось и это сделать, но, увы! Тем временем моя бобовая лестница засохла от ужасной солнечной жары, и теперь я беспомощно сидел там, наверху, не зная, что делать. К счастью, топорик упал на кучу мякины и соломы, и я принялся плести из этой самой соломы веревку как можно длиннее. Эту веревку я привязал к одному из рогов лунного серпа и стал спускаться по ней вниз. Левой рукой я крепко уцепился за веревку, а в правой держал топорик. Соскользнув на некоторое расстояние, я отрубал лишний кусок над моей головой, подвязывал его к нижнему концу веревки и, продолжая поступать таким же образом, спустился почти до земли. Однако из-за того, что я постоянно обрубал и надвязывал веревку, она становилась все менее прочной. Наконец, когда я висел еще в облаках, милях в двух над землей, моя веревка лопнула, и я шлепнулся на землю с такой силой, что сперва был совершенно оглушен. Прошло немало времени, прежде чем я снова пришел в себя и заметил, что, ударившись о землю, ушел в нее на глубину по крайней мере девяти саженей. Это один из тех случаев, когда пересказчики моих приключений охотно распускают ложь, будто бы я ногтями выкопал в земле нечто вроде лестницы, чтобы вылезти из ямы, тогда как я ведь не настолько же глуп проделывать эту работу ногтями, раз у меня был мой топорик, а с его помощью совсем не трудно выкопать несколько сотен ступенек. Мне нечего вам говорить, как неприятны для меня такие прибавки и прикрасы, не имеющие ничего общего с правдой, и они совсем не нужны при верном пересказе моих путешествий!

Обдумывая только что рассказанное мое приключение, я припомнил, как на моей родине часто ловят мух на палочки, обмазанные сиропом, и решил применить это средство для ловли медведей. Однажды я обмазал медом тележное дышло, а сам спрятался. В первую же ночь, учуяв соблазнительный аромат, явился Михайло Иваныч Топтыгин, ворча, не спеша обошел несколько раз вокруг телеги, и так как ничего не заподозрил, то начал лизать конец дышла и вскоре зализал в себя все дышло через глотку, желудок и брюхо, пока оно не показалось у него из тела с задней стороны. Я подождал еще немного, а затем выскочил из своего тайника и забил здоровый клин, чтобы помешать сластене слезть с дышла.