Двадцать третий вечер
Таечкины сказки

Барон Мюнхгаузен рассказывает о своих приключениях в Америке. Поездка по железной дороге; о буре и вихре. Странный завтрак за пять тысяч рублей. Медведь на смотре войск.

 

Почти через год после этого последнего вечера барон Мюнхгаузен, который провел все это время в путешествиях и вернулся на родину только накануне, неожиданно вошел в ту комнату гостиницы, где он так часто рассказывал о своих приключениях. Его встретили бурные приветствия всех собравшихся, и его закидали вопросами: как ему жилось, что он повидал, где был так долго и откуда приехал теперь?

— Любезные господа, друзья и товарищи! — начал барон, улыбаясь. — Когда тебя закидывают дюжиной вопросов, словно ты сидишь под грушевым деревом, когда с него сбивают спелые плоды, то приходится выбирать какой-нибудь один из них, иначе не знаешь, с чего начать и чем закончить!.. Поэтому я расскажу сперва, откуда я приехал! Не испугайтесь, если услышите: из страны индейцев — из Америки! Очевидно, вы этого не знали, как я вижу по вашим удивленным лицам…

Да, господа, я приехал из Америки, которую за последний год исколесил вдоль и поперек, пока моя жена жила в Париже у своей тетки, герцогини Бле.

Америка!.. Это непонятная, волшебная страна!.. Хотел бы я побывать там до того, как о ней узнала Европа, когда этот материк находился еще в совершенно первобытном состоянии. Теперь прогресс и цивилизация шагают там такими темпами, что простой человек из Старого Света едва в силах поверить тому, что видит вокруг себя. На освоенной территории проложены такие дороги, по сторонам которых справа и слева лежат два бесконечно длинных железных бруска, и по ним мчатся, движимые лишь силой пара, сцепленные в ряд фургоны! Это называется: железные дороги, и они поражают небывалой скоростью. Через каждые пять или десять английских миль устроены места для остановки, так называемые станции, которые подчинены маленькому царьку, носящему имя начальника станции…

Однажды такой железнодорожный поезд остановился у какой-то станции. Я хотел войти в него и уже стоял в дверях вагона, когда начальник станции, по каким-то ему одному известным соображениям, стал тащить меня назад, утверждая, что я должен ехать в другом вагоне, предназначенном для перевозки негров, — черных африканцев, которые служат там лакеями. Слово за слово. Наконец начальник станции перешел все мыслимые и немыслимые пределы грубости, и я размахнулся, намереваясь дать ему настоящую немецкую пощечину. В этот момент паровой конь свистнул, и поезд помчался с такой бешеной скоростью, что когда поднятая для удара рука моя опустилась, мы находились уже на следующей станции, на четырнадцать верст дальше, и моя пощечина досталась ни в чем не повинному начальнику этой станции, который стоял на платформе. Это оказался мирный, вполне порядочный человек, и мне пришлось просить у него извинения, что всегда бывает очень неприятно, и в Америке так же, как в Германии. В других отношениях там, за морем, многое, конечно, иное — люди, животные и даже стихии. О силе и мощи американских бурь, например, здесь нельзя иметь даже отдаленного представления.

В штате Иллинойс, в Северной Америке, на берегу реки Чикаго, изливающейся в озеро Мичиган, я навестил одного друга юности, который переселился сюда двадцать лет назад и основал здесь большую ферму. Однако дела его шли не слишком хорошо. И вот как-то раз разразилась страшная буря, сорвавшая все бревенчатые дома и крутившая в воздухе самые большие деревья, словно пух. Вихрь, разумеется, подхватил моментально и нас, и человек десять рабов-негров, да около сорока индейцев, и мы успели только заметить, как из земли вырвало два каменных колодца.

Когда мы опустились на землю в пустынной местности, милях в десяти дальше на запад, оказалось, что рядом с нами лежат, отделавшись лишь легким испугом, все наши спутники. Вокруг также валялись аккуратно перенесенные ураганом и отдельные части домов. Ошеломленные рабы и рабочие-индейцы тотчас сложили новые дома, и спустя шесть дней была готова новая ферма. Но самое необычное случилось с обоими колодцами: представьте себе, любезные друзья и товарищи, вырвав из земли эти каменные колодцы, ветер принес их на новое место без всякого повреждения и снова вбил в землю.

Мы остолбенели от этого чуда, и когда я, повинуясь непреодолимому влечению, подошел ближе и качнул рукоятку сперва одного, а потом и второго колодца, из обоих полилась полная, густая струя.

— Эй, Мюнхгаузен, — крикнул мой друг. — Что это такое? Колодцы стали как раз над источником?

Но я отскочил назад, потому что жидкость, которая текла из них, была не водой, а горным маслом — нефтью. О подземных нефтяных источниках не имели до тех пор никакого понятия, — и прежде чем я покинул спустя полгода Америку, я получил в Нью-Йорке письмо от моего друга, сообщавшего мне, что спрос на нефть сильно увеличился, его колодцы работают день и ночь, и он вскоре будет миллионером. В этом случае оказалась неверной старинная пословица: «На ветер надеяться — без помола быть!..»

Впрочем, ураганы большей частью возникают на юге, точнее в Центральной Америке. Однажды я пережил почти такую же сильную бурю в Вест-Индии, на острове Кубе, где растут самые лучшие сигары. Мой друг Брандизе (по-русски — Дождевой червь), когда началась буря с дождем, хотел перебежать на свою фабрику, но едва он ступил за дверь, его тотчас же закружил вихрь и в то же время расстегнул сверху донизу непромокаемый плащ. Когда же он быстро повернулся от страха и изумления, тот же вихрь снова застегнул ему плащ, но сорвал и унес его шляпу… Вы сами видите, что эта чудесная история должна быть правдива, как ни кажется она невероятной; в противном случае, как же могла бы она случиться?..