Двадцатый вечер
Таечкины сказки

Сильная жара. Путешествие на воздушном шаре и сжарившийся на солнце дог.

 

— В один турецкий праздничный день, прогуливаясь на гондоле в Мраморном море, я увидел высоко над собой, в голубом небе, загадочную черную точку. «Что бы это могло быть?» — задавал я себе вопрос, потому что на птицу этот предмет не был похож… К счастью, при мне оказалось ружье, так как один корабельщик предупреждал меня, что в одном определенном месте часто появляется некая морская женщина, и я хотел узнать, боится ли она пуль. Я никогда не видал русалки или сирены и, вообще, считал рассказы о них пустой выдумкой, какие любят пошлые люди, а я, как вам известно, готов клеймить позором подобных лгунов. Ведь и без того приходится повидать довольно удивительных чудес, так что каждый должен был бы строго держаться истины… Итак, выстрелив три или четыре раза по парившей в небе черной точке, которая продолжала спокойно и медленно двигаться, я наконец заметил, что этот предмет летит слишком высоко и недостижим для моей пули, иначе я бы попал в него: я совершенно уверен в своей меткости! Я зарядил ружье теперь уже пятерным зарядом пороху и сверху положил три пули. Целиться прямо вверх было довольно трудно, да и моя гондола довольно сильно покачивалась. Но разве это проблема для хорошего стрелка?.. Грохнул выстрел, и в то же мгновение я увидел загадочный предмет, довольно быстро приближавшийся сверху, и вскоре убедился, что попал не в птицу, а в воздушный шар. Теперь только я мог сообразить, как страшно высоко летел он, если казался мне одной точкой. Ведь по размеру шар гораздо больше купола знаменитой большой Константинопольской мечети, видневшейся неподалеку. Под шаром висела гондола величиной с мою! И вот эта громада наконец хлопнулась в море со страшным шумом, разнесшимся далеко вокруг…

Когда несколько утихомирилось разбушевавшееся море, я подплыл на веслах поближе и нашел в спустившейся с небес гондоле воздушного шара отощавшего англичанина, который приветствовал меня целым потоком благодарности, как спасителя его жизни. Бедный парень, поспешивший представиться мистером Смисом, был воздухоплавателем и пять дней назад поднялся в Нью-Йорке с двумя спутниками, думая добраться таким образом к Ниагарскому водопаду. Однако в верхних слоях атмосферы, когда они уже пролетели далеко на запад, шар попал в очень сильный поток воздуха, который отнес его на восток, к Атлантическому океану. К несчастью, когда незадачливые путешественники хотели открыть клапан шара, привязанный к нему шнур оборвался, и бедняги потеряли последнюю возможность выпустить из шара газ, чтобы опуститься, пока под ними еще находился американский материк. Тогда воздухоплаватель посоветовал двум своим спутникам спуститься на огромном парашюте, прежде чем шар полетит над морем. Это им и посчастливилось сделать в последний момент, когда они летели как раз над Ньюфаундлендом: оба спутника англичанина достигли земли, а самого его понесло дальше, причем он надеялся, что ветер домчит этот воздушный экипаж до самой Европы.

Шар, действительно, еще несколько дней летел над океаном, терзаемый всеми ветрами, а бедный воздухоплаватель, не имея, однако, никакой возможности заставить шар спуститься, терпел сильный голод и жажду, так как все запасы провизии уже были съедены. Тут-то мои пули пробили в шаре дырку, и несчастный путешественник, окончательно потерявший надежду и ожидавший лишь голодной смерти, был спасен.

Из благодарности он хотел подарить мне шар, но я отказался от этого дара: что мне с ним было делать! Но так как этот господин желал во что бы то ни стало выразить благодарность спасителю своей жизни, то он предложил мне сопутствовать ему в маленьком воздушном путешествии, которое, по его мнению, должно доставить мне большое удовольствие. Я, смеясь, принял это приглашение, и уже на следующий день, когда он сообщил мне, что шар исправлен, мы сели в гондолу.

Мой новый друг взял с собой большого персидского дога, которого он купил ради редкой породы, затем обрубил канат, привязанный к утесу, и шар со скоростью стрелы взвился прямо вверх. Сначала его движение показалось мне чересчур уж быстрым, но вскоре это неприятное чувство у меня прошло, и я стал наслаждаться восхитительным видом, который открывался со всех сторон.

Десять минут спустя мы могли окинуть взором все Черное море, а по другую сторону — Дарданелльский пролив, значительную часть Средиземного моря и берег Африки, — а через час под нами раскидывалась, как географическая карта, вся Европа. Мы поднимались все выше и выше и скоро увидели Азию вплоть до Китая и Японии.