Второй вечер

Мюнхгаузен стреляет в оленя вишневыми косточками. Воздушное путешествие на тринадцати нанизанных утках. Мюнхгаузен делает промах по дикому поросенку и уводит домой слепую дикую свинью, взрывает двумя ружейными кремнями медведя и встречается в Варшаве с генералом Скрбуданским, знаменитым своей серебряной пластинкой в черепе. История о восьмилапом зайце.

 

— Вы, господа, конечно, слышали о святом Губерте, покровителе охотников, а также о великолепном олене со святым крестом между рогами, который некогда встретился ему в лесу. Третьего ноября, в день святого Губерта, я ежегодно приносил в веселом обществе жертву этому святому и наверное с тысячу раз видел этого оленя как на картинах в церквях, так и на звездах кавалеров ордена святого Губерта, так что теперь, по чести и совести доброго охотника, я сам не знаю, были ли такие олени с крестами только в давние времена или попадаются и в наши дни.

Но послушайте, какая история с другим чудесным оленем приключилась у меня самого.

Я израсходовал однажды все мои пули, как мне вдруг попался навстречу великолепный олень, смотревший на меня так спокойно, словно знал, что мой патронташ пуст…

«Ну, подожди, ты свое получишь!» — подумал я, поспешно зарядил ружье порохом, а сверху насыпал несколько вишневых косточек: я только что съел пригоршню вишен… Олень глядел на меня с самой язвительной усмешкой, и — «Бум!» — я влепил ему полный заряд в лоб, между рогами… Он пару раз тряхнул головой, поклонился, не спеша развернулся и, не теряя достоинства, удалился в глубь леса. Жаль, что у меня не было под рукой картечи!

Дома надо мной сильно смеялись, и когда мы ели вишни, кто-нибудь из насмешников нет-нет да и предлагал собирать мне косточки для следующей охоты на оленей.

Со временем эта шутка стала наскучивать. Но год или два спустя, когда мы охотились в той же местности, прямо на меня вышел необыкновенно крупный олень с вишневым деревцем между рогами, имевшим в высоту около десяти футов. Разумеется, я тотчас же припомнил свой выстрел вишневыми косточками. Этому чудному животному, очевидно, и впрямь было предназначено стать моей добычей. Поэтому я тотчас же послал ему пулю в середину лопатки и, когда олень упал, я сразу получил жаркое и компот, потому что дерево было полно прекрасных спелых вишен.

Да, чего только не бывает!.. Что вы скажете, например, о следующем замечательном случае?

Известно, что на сало ловят мышей. Я же однажды поймал на сало тринадцать уток, и вот как это произошло.

Однажды утром, собираясь выйти побродить с ружьем, я заметил, что шнур, на котором висела моя пороховница, кое-где стал слишком тонок и почти истерся; вешая ее через плечо, я еще подумал: «Любопытно, долго ли послужит эта веревка?» К вечеру я шел мимо небольшого озерка, на котором плавало довольно далеко друг от друга около дюжины уток, так что я никоим образом не мог бы убить одним выстрелом более одной птицы, а между тем мне хотелось бы взять их всех, потому что я пригласил к себе на следующий день гостей… Да ведь и вы же были в тот вечер, лесничий!.. Я схватился за пороховницу… и правда, она исчезла!.. Когда я пробирался через живую изгородь из молодых сосен, шнур, по всей видимости, зацепился за ветку и оборвался, а я ничего не заметил.

Вообще, это был неудачный день. Рано утром мне перешла дорогу старая ведьма, рыжая Катерина, и за целый день мне не пришлось сделать ни одного выстрела…

А теперь у меня оставался в ружье всего один заряд, и больше — ни пылинки пороху!.. Но что ж я буду делать с одной уткой?..

После этих горестных размышлений я вспомнил, что у меня в кармане лежит кусочек свиного сала — остаток взятой из дому закуски. Я рассучил довольно длинную веревку, служившую привязью для собаки, и привязал к ней кусок сала. Забросив приманку, я спрятался в прибрежных камышах. Вскоре я с удовольствием заметил, как ближайшая утка подплыла к ней и проглотила сало, привязанное к веревке, но не прошло и минуты, как скользкий кусок сала вышел из нее совершенно не переваренным, и его недолго думая проглотила вторая утка. А так как с каждой из них повторялась та же история, то в скором времени все тринадцать уток оказались нанизанными на веревку.

Очень обрадованный такой удачей, я обвил веревку с птицами вокруг пояса и отправился домой. Я шел и радовался столь редкой удаче, как вдруг почувствовал, что отрываюсь от земли. Представьте себе: утки, оправившись от первого испуга, замахали крыльями и подняли меня на воздух. Сначала это меня несколько ошеломило, но вскоре я опять овладел собой и стал грести полами кафтана прямо по направлению к моему дому. А когда мы пролетали над дымовой трубой, я, быстро оценив положение и свертывая уткам, одной за другой, головы, стал медленно снижаться, пока, наконец, не спустился, цел и невредим, не совсем обычной дорогой через трубу в кухонный очаг, — к величайшему изумлению повара, который собирался развести огонь, чтобы приготовить ужин.

Мой верный спутник на той охоте, легаш Пикас, смотрел, потряхивая головой, как его господин проник в дом столь странным образом, и предпочел обнаружить свое присутствие у дверей дома лаем и царапаньем… Да, да, милейшие господа, на сало ловятся мыши и — утки! Конечно, для всех таких вещей нужна большая удача! Но удача и везение иногда даже ошибку делают счастливой!

Так, например, однажды я увидел в густом лесу диких поросенка и свинью, трусивших друг за другом. Я тотчас стал целиться то в мать, то в детеныша. Наконец я выстрелил, но поросенок продолжал бежать. Свинья же остановилась как вкопанная. Что такое?.. Оказалось, что старая свинья была слепа. Она держалась зубами за кончик хвоста своего поросенка, и моя пуля как раз и перебила этот тонкий хвостик, — вот почему поросенок умчался, а его слепая мать, лишась поводыря, остановилась… Само собой разумеется, я ухватился за кусочек хвоста, торчавшего в зубах у свиньи, и привел ее к себе домой. Вам едва ли представится случай проделать такую штуку!..

Вряд ли вам также удавалось применить такой фокус, благодаря которому я отделался от медведя, попавшегося мне как-то в одном польском лесу, когда день клонился к сумеркам и у меня вышел весь порох… Зверь шел на меня, вытянув лапы и разинув пасть, и пока я впопыхах соображал, что он хочет со мной сделать — задушить в своих объятиях или свернуть мне голову, — я обшарил все карманы в поисках пороха и пуль. Однако я нашел там лишь пару кремней, которые я на всякий случай всегда ношу при себе с тех пор, как у меня однажды выпал из замка кремень.