фото
фон

На борту звездолёта


Астрономы Рамерии, наблюдая в сверхмощные телескопы различные планеты, заинтересовались Землей, или Беллиорой, как они назвали Землю посвоему.

Они утверждали, что Беллиора не отличается по своей природе от Рамерии.

Посланцы планеты Рамерия должны были проверить, есть ли жизнь на Земле. Но полет «Диавоны» не планировался как научная экспедиция,

Менвиты летели на Землю с воинственной целью: покорить новую планету.

Уже включили тормозные двигатели, Ильсор это угадывает по легкому дрожанию корабля. Врач Лон-Гор приступил к всеобщему пробуждению экипажа. И сразу отсеки звездолета, которые казались до этого пустынными, сделались тесными и многолюдными, Потягиваясь и зевая, из них выходили астрономы, геологи, инженеры, летчики, разбуженные после семнадцатилетнего сна. Только рабочие-арзаки оставались на своих местах, им не разрешили пока покидать отсек. Корабль напоминал теперь растревоженный муравейник, люди сновали туда и сюда во всех направлениях.

Как только разбуженные немного пришли в себя, Баан-Ну собрал менвитов в демонстрационном зале космического корабля.

— Именитые братья! — торжественно обратился он к собравшимся. — Нам доверено великое дело — завоевание цветущей планеты Беллиоры. Она должна быть цветущей по предсказанию наших астрономов.

На Рамерии были такие игрушки — божки с качающимися головами, арзаки вырезали их из камня для детей менвитов. Так вот, как послушные божки, астрономы все вместе закачали головами, соглашаясь с Баан-Ну.

— Наше дело очень простое, — продолжал генерал, — мы опустимся в любом месте Беллиоры и начнем возводить город.

Баан-Ну не сказал бы так просто, не будь штурмана. Командира всегда тянуло к красочным описаниям опасностей, бывших или будущих. Но Кау-Рук не понимал небылиц.

Штурман удобно сидел в кресле, покачивал головой, но не как послушный божок, а с сомнением.

Он внимательно слушал командира.

— А если Беллиора обитаема? — спросил он.

— По предварительным данным, там никого нет, — возразил Баан-Ну.

— А что если есть? — настаивал штурман. — Вот астрономы утверждают: Беллиора цветуща. Тогда могут на ней быть и существа вроде людей.

— Тем хуже для них! — жестко, с самоуверенностью, характерной для завоевателей, сказал генерал. — Мы уничтожим большую часть жителей, а остальных превратим в рабов, как уже сделали с арзаками. Пусть служат нам преданно, как арзаки, — добавил он раздраженно.

Кау-Рук склонил голову в знак согласия, он не хотел сердить командира.

— Однако речь не об этом, — успокоившись, сообщил Баан-Ну. — Беллиора перед нами. Наш корабль много-много раз облетит ее. Беллиора будет рассмотрена в телекамеры и сфотографирована. Физики возьмут пробы воздуха на разных высотах, определят величину атмосферного давления, математики вычислят силу тяжести. Итак, за работу.

Прежде всего техники, с ними Ильсор, надели скафандры и, выйдя через шлюз, осмотрели обшивку звездолета. Поначалу когда-то зеркальная поверхность корабля покрылась углублениями, рытвинами-следами столкновения корабля с потоками космической пыли и осколками метеоритов. Будто неведомый чеканщик сантиметр за сантиметром семнадцать долгих лет обрабатывал ее, покрыв загадочными узорами. Углубления пришлись очень кстати, их использовали, когда стали наносить из распылителей на обшивку корабля тончайшее огнеупорное покрытие. Без него звездолет мог сгореть при входе в земную атмосферу. Покрытие было предусмотрено Ильсором и не только защищало звездолет от огня, но и делало его неуловимым для радиоволн на тот случай, если бы на Земле существовали локаторы, посылавшие эти волны.