фото
фон

В гостях


Кучер дилижанса настолько был добр к Элли, что сделал целых три мили крюка от большой дороги и подвез девочку прямо к ферме, где работал Билл Каннинг.

Заслышав стук колес, из хижины с соломенной крышей и двумя подслеповатыми окошками выбежал мальчуган в коротких штанах и клетчатой рубашке. Это и был Фред Каннинг. Он бросился к экипажу и помог спуститься на землю Элли, которая после трехдневного путешествия совсем укачалась.

— О, сестренка! — радостно воскликнул Фредди. — Какая ты выросла большая! И значит, ты все таки решила приехать? А я-то думал, что для тебя покинуть дом — немыслимое дело.

Высокий стройный мальчуган завладел багажом Элли и направился к хижине. Элли сердечно поблагодарила кучера за заботы и пошла вслед за братом. Тотошка весело прыгал вокруг.

Фред продолжал болтать:

— Ну, Элли, ты прямо молодчина! Ведь ты, конечно, страшная домоседка и нигде не бывала, кроме ближайшей ярмарки?

Элли улыбнулась и сказала звонким голосом:

— Ошибаешься, Фредди! Я два раза была в далекой-далекой Волшебной стране!

— Что?!

Мальчишка остановился и опустил вещи на землю. Лицо его так побагровело, что даже не стали заметны крупные веснушки. Он сжал кулаки и задорно подступил к Элли.

— Знаешь, я выдумок не люблю! — крикнул он. — Хоть ты и девчонка, а за это поколочу! Что еще за Волшебная страна?

— А я не выдумываю, — кротко возразила Элли. — Я привезла дяде Биллу письмо от папы, и там про это написано.

Фред долго с удивлением смотрел на нее, потом тихо-тихо сказал:

— Тогда ты самая счастливейшая на свете… И ты обо всем мне расскажешь?

— Конечно расскажу. Но ты знаешь, Фредди, для этого понадобится целая неделя. Ведь там было столько всякого… От одного людоеда чего стоило избавится! Он съел бы меня, если бы не Страшила и Железный Дровосек. А саблезубые тигры? А превращения Гудвина великого и ужасного? А летучие обезьяны?..

Фред шел спотыкаясь, красный от смущения. Он считал себя великим путешественником, а тут оказалось, что по сравнению с Элли он просто ничтожество…

Билл Каннинг был в степи, но тетушка Кэт, маленькая худощавая женщина, очень ласково встретила Элли. Она согрела воду для племянницы в большом корыте — помыться с дороги. А Фред болтался за дверью и изнывал от нетерпенья поскорее услышать рассказ об удивительных приключениях сестры.

Солнечные лучи тысячами блестящих кружочков ложились на землю, пройдя между листьями дуба. По веткам деревьев прыгали птицы, с ними ссорилась бойкая белка. Тотошка бегал за бабочками, а Элли и Фред сидели на траве, и девочка рассказывала о своих необычайный путешествиях в Волшебную страну.

Фред слушал, затаив дыхание, и только время от времени повторял восторженно, что он в жизни не слышал ничего более чудесного.

— И все это случилось с тобой! — восклицал он. — С самой обыкновенной девчонкой… то есть, прости — девочкой. Ах, почему я не пережил ничего подобного?

— Очень просто! — разъяснила Элли. — Ведь у вас в Айове не бывает таких ураганов, как у нас в Канзасе. А впрочем, какой толк в том, что буря прилетела бы сюда? Она все равно не смогла бы унести вашу хижину в Волшебную страну.

— Это верно, — со вздохом согласился мальчишка. — Но говори же дальше, Элли! Ты остановилась на том, как на вас набросились волшебные волки Бастинды…

— С ними расправился Железный Дровосек, — сказала девочка. — Там было сорок волков, и ровно сорок раз взмахнул Дровосек своим огромным топором, посмотрел бы ты, что это за топор!

Рассказ продолжался. Фред слушал, завистливо вздыхая. Он полжизни отдал бы за то, чтобы испытать хотя бы малую часть того, что досталось на долю Элли.

Несколько дней продолжалось повествование Элли, а потом Фред начал водить ее по окрестностям. Ферма была расположена в прелестной местности. Здесь ничто не напоминало выжженную солнцем канзасскую степь. Это был живописный уголок с холмами, поросшими лесом, с разделяющими их веселыми долинами, с глубокими оврагами, на дне которых журчали холодные ручьи…

Сегодня Элли и Фред ловили рыбу в озерке, притаившемся в центре лощины за ветвистыми ивами, завтра они бродили по склонам холмов, следуя по дорожкам, протоптанными овцами, потом отправлялись исследовать путь какого-нибудь безвестного ручейка. Дни протекали светло и радостно.