фото
фон

Лодка пригодилась


Еще часа три хода — все вниз и вниз — и путники шагали в воде уже по щиколотку. Ручей своим веселым журчанием развлекал их и отгонял мрачные мысли. Для Тотошки вода была слишком глубока, и Элли взяла его на руки. Фред отобрал у нее сумку с провизией.

А вода становилась все глубже: вот уж она достигла колен, стала подбираться к поясу…

— Стоп! — сказал Фред, и Элли остановилась. — Я страшно глуп. Несу чемодан, а чемодан должен нести нас всех.

— Ты хочешь собрать лодку? — обрадовалась Элли, которая очень устала за долгий путь, хотя и не признавалась в этом.

— Конечно! — ответил мальчишка. — Держи факел.

Собирать в таких условиях лодку было страшно трудно и даже опасно. Стоило уронить Фреду в воду какой нибудь болтик или гайку, и все пропало бы. Но ребята заметили выступ на стене, посадили туда Тотошку, положили провизию, и Элли помогала брату, сборка закончилась благополучно.

Фред примостился на кормовом ящике с веслом, Элли забралась в середину с Тотошкой и вещами. Ее задачей было освещать дорогу, насколько это позволял дымный свет факела.

Теперь путешествие стало более удобным. Не приходилось брести по воде, ощупывая под водой скользкое дно и поминутно рискуя упасть. Лодка быстро несла ребят, но куда… Фред и Элли старались об этом не думать.

Ручей заполнил весь коридор, теперь он больше походил на маленькую речку, в которую из боковых проходов вливались протоки-ручейки.

Стены коридора внезапно раздвинулись, и впереди показалась пещера. Ее размеры трудно было определить во мраке, который не мог разогнать свет факела, она казалась очень большой.

— Мы не поедем дальше, — сказал Фред. — Надо здесь заночевать.

Они поплыли по самому краю подземного озера, наполнявшего грот, нашли плоский берег, вытащили лодку и после скромного ужина, вдоволь запитого водой, улеглись на ночлег.

Спать было тепло, но Фред проснулся среди ночи и долго раздумывал над тем положением, в какое поставила их судьба.

Что делать? У них было только два выхода. Вернуться назад к завалу, и ждать, когда их откопают, или плыть дальше по подземной речке. Вернуться — это признать свое поражение, уже не считая того, что сидеть сложа руки ужасно. Идти вперед — это борьба. Лучше бороться!

С такими мыслями Фред заснул крепким сном.

Разбудил детей не рассвет, которого не видела темная пещера за миллионы лет существования, не холод, потому что там было тепло. Их разбудил жалобным повизгиванием голодный Тотошка.

Фред зажег факел, недовольно покачав головой: спичек оставалось не так уж много. Еще новая опасность, как будто и без того их был о мало…

Продовольственные порции еще сократились, и после завтрака ребята снова тронулись в путь. В этот день по расчетам Фреда они сделали не менее 50 миль. Из подземного озера река вытекала шире, глубже первой и быстро несла свои бурные воды.

В середине дня был очень опасный момент, когда казалось, что путникам грозит гибель, или бесконечное медленное возвращение назад, к обвалу, что опять таки означало смерть.

Уже несколько раз свод пещеры над речкой так понижался, что Фреду и Элли приходилось сильно нагибаться. Но такие места оставались позади довольно быстро. И вот вдруг потолок снова начал опускаться и опустился так низко, что между водой и каменным сводом осталась только узкая щель. Поток бесновался в стремнине, зажатый камнем со всех сторон.

Бледная Элли смотрела на брата.

— Что теперь?

А тот удерживал лодку, ухватившись за выступ скалы, и мысли лихорадочно неслись в его голове.

«Прорываться, обязательно прорываться! — решил он. — Препятствие не может тянуться долго!..»

Больше знаками, чем словами, он предложил Элли с Тотошкой и вещами забраться в носовой ящик лодки, закрывавшейся очень плотно. Девочка жестом спросила: «А ты?»

Фред показал на кормовой ящик.

Элли с собакой исчезли в своем убежище. Но кормовой ящик байдарки был короток для Фреда, и мальчишка это знал. Он закутал голову курткой, захватив побольше воздуха, и улегся на дне байдарки, стараясь не выдаваться вверх. Факел погас. Тьма охватила лодку, а неодолимая сила течения повлекла ее через стремнину, ударяя то о каменистое дно, то о свод пещеры. И тут-то сказалась превосходная работа Билла Каннинга: лодка выдержала!

И когда Фред уже совсем задохнулся и готов был открыть рот, он вдруг почувствовал, что лодка плывет спокойно, а к нему под куртку проникает воздух. И каким же живительным показался ему этот сырой затхлый воздух подземелья!

— Ну, теперь ход назад отрезан для нас навсегда, — сказал себе Фред.

И хотя он знал, что этот ход не сулил им ничего хорошего, сердце ему как будто кто-то сжал холодной сильной рукой.

Элли выбралась из своего уголка, гладя напуганного Тотошку и уверяя, что сама она ничуть не боялась. Факел загорелся, и вид мокрого с ног до головы Фреда, и лодка, полная воды, показали девочке, что дело обошлось совсем не так, как говорил брат. Элли только покачала головой. Мальчишка в ответ погрозил кулаком и принялся отчерпывать воду.

Плавание продолжалось.

 






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама