фото
фон

Усыпительная вода


Доктор Бориль дни и ночи проводил у постели Ортеги. Оказалось, что ловчий действительно во всем был похож на новорожденного. Он не умел есть и его приходилось кормить с ложечки. Ортега не говорил ни единого слова, и только лепетал бессмысленные звуки. Он не понимал обращенных к нему слов и не откликался на собственное имя….

— Поразительный случай! — бормотал восхищенный Бориль. — Вот рассказать бы о нем верхним докторам! Жизнью ручаюсь, что они не видели ничего подобного!

Но восстановление утраченных способностей шло у Ортеги с поразительной быстротой. Уже к вечеру он говорил «папа» и «мама», что было смешно при его бороде и делал первые робкие шаги, держась за руку сына.

На второй день речь его стала совсем связной, сознание прояснилось помощник ловчего Куото разговаривал с ним много часов подряд, рассказывал о разных случаях на охоте, и все это вновь оживало в памяти Ортеги. Еще один день напряженных занятий, и ловчий, приведенный доктором Борилем к королю, рассказал о своем необыкновенном приключении в лабиринте.

— Но когда мы нашли вас, этот бассейн был совершенно пуст! — вскричал пришедший с ловчим Куото и тут же добавил: — Прошу прощения у вашего величества за нарушения приличий!

— Как — пуст? — переспросил Ортега помощника.

— Там не было ни капли воды, — заверил Куото.

— Не может быть! — вскипел ловчий. — Не приснилось же мне все это?

— А! Может! Быть! И! Приснилось! — ехидно заметил доктор Робиль. — Ведь! Вы! Так! Крепко! И! Долго! Спали!

В лабиринт снарядили экспедицию. Ее вел Ортега, к которому полностью вернулись его способности. С ним отправились, кроме охотников, министры земледелия и промышленности короля Уконды и доктора Бориль и Робиль.

Удивление Ортеги было необычайным, когда оказалось, что бассейн действительно был пуст.

— Но как все это могло произойти? — бормотал он. — Ведь я же прекрасно помню, что меня свалил сон после того, как я выпил воды из этого бассейна…

Люди уже собрались уходить. Но тут доктор Бориль высказал мысль, которая привела к тому, что жизнь в Стране Подземных рудокопов совсем переменилась. Он сказал:

— А может быть, вода здесь появляется и исчезает? Она выходит из скалы по временам и снова скрывается обратно!

Доктор Робиль тут же высмеял эту догадку, и уязвленный Бориль предложил проверить ее.

— Останемся здесь на неделю, на две, на месяц наконец! — вскричал он.

— Может! Быть! На! Год? — насмешливо спросил Робиль.

— Если в течение месяца вода не появится, я признаю себя побежденным, — смело заявил Бориль, — и в знак поражения обойду город семи владык на четвереньках!

— Согласен! — ухмыльнулся Робиль.

Два доктора остались дежурить у исчезнувшего источника, а чтобы им не было скучно, с ними остались и два министра, заинтересованные спором. Кстати, вчетвером было удобнее играть в кости, которые оказались в кармане у одного из министров завзятого игрока.

— А как же ваши министерства? — поинтересовался Ортега.

— Обойдутся и без нас, — беспечно сказал министр земледелия.

Министры приказали принести в пещеру постели и все необходимое для пребывания в лабиринте: провизию, вино, фрукты. К ним должны были наведываться через день и пополнять запасы.

Пять раз возвращался Ортега в эту пещеру, и каждый раз все в ней оставалось по старому. Бассейн был пуст, доктор Бориль поддразнивал Робиля и советовал ему заблаговременно учиться ходить на четвереньках, а Бориль с каждым днем становился все мрачнее.

Но на шестой раз Ортега и его охотники увидели неожиданную картину: два доктора и два министра лежали на полу пещеры неподвижные без дыхания, без биения сердца. Между ними валялись кости: партия осталась недоигранной. А источник опять был пуст!

Когда к синему крыльцу принесли четырех спящих, король Уконда сказал:

— Теперь все понятно. Эта вода, которая таинственно появляется и исчезает, — усыпительная! Мои министры и два доктора проявили большое легкомыслие, напившись чудесной воды все разом. Что ж? Будем ждать, когда они проснуться. Отнесите этих сонь по домам и докладывайте мне об их состоянии каждый день.

Ловчий Ортега спал две недели. Но вот прошли две недели, и месяц, и полтора, а спящие оставались в том же положении: тела их были теплы и гибки, но дыхание не чувствовалось, сердце не билось.

Первым пробудился доктор Бориль. Это случилось на пятьдесят третий день после того, как он напился усыпительной воды. Как и ловчий Ортега, Бориль совсем был подобен новорожденному ребенку. А это было для него настоящей бедой.

В Подземной стране было только два врача, третьему там было нечего делать: не нашлось бы практики. Врачи передавали свои знания по наследству, от отца к сыну. Но отцы Бориля и Робиля давно умерли. Кто же теперь обучит двух бывших докторов медицины?

Семь королей пришли в ярость, когда поняли, что останутся без врачебной помощи. Они даже подумывали повесить Ортегу за то, что он нашел этот проклятый источник, но потом одумались: ведь это никак бы не помогло бы делу.

Бориль за три дня выучился ходить и говорить, но вся медицина начисто выветрилась из его головы. К счастью, в доме сохранились записки его отца и тетрадки, в которых Бориль делал уроки. Через две недели Бориль смог кое-как лечить больных.

К этому времени проснулся Робиль.

— Учить его буду я! — сказал Бориль, и понятно, никто не возражал.

Заполучив в руки своего врага и соперника, толстенький доктор постарался извлечь из этого все выгоды. Когда Робиль заговорил, и в нем пробудилось сознание, Бориль начал ему внушать:

— Ты знаешь, кто я такой? Я — знаменитый доктор Бориль, светило науки твой единственный наставник и покровитель, без которого ты навек остался бы глупцом и невеждой. Запомнил? Повтори!

И длинный Робиль, согнувшись чуть не вдвое и глядя сверху вниз на учителя влюбленными глазами, говорил:

— Вы — знаменитый доктор Бориль, светило науки, мой единственный наставник и покровитель. Без вас я навек остался бы глупцом и невеждой…

— То-то же, помни это всегда и не слушай тех, кто будет говорить тебе что-нибудь другое.

Министры, наглотавшиеся воды больше всех, проснулись одновременно через три месяца после того, как заснули. Король Уконда, рассерженный их самовольной отлучкой со службы и долгим сном, велел внушить им, что до своего сна они были лакеями во дворце. А членам их семьи было наказано под страхом строгой кары ничего не говорить беднягам об их прошлом. Этот смелый опыт вполне удался. Оба министра совершенно забыли прошлое. Облаченные в лакейские ливреи, они резво бегали по дворцу с подносами, чистили обувь, прислуживали за обедом.

 






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама