фото
фон

Страшила и Дровосек начинают действовать


Жевуны необычайно изумились, увидев Тотошку. Они радостно рассмеялись, и бубенчики на их голубых шляпах дружно зазвенели.

— К нам опять явился удивительный зверек, спутник Элли! — закричали они. — А где же сама фея Элли? И где великан из-за гор?

— Простите, но мне некогда с вами долго разговаривать, — важно ответил песик. — Скажу одно: Элли с братом томится в плену в Подземной стране и я должен их выручить.

Мрачная новость так ошеломила жевунов, что они зарыдали, а бубенчики на шляпах отозвались веселым звоном. Жевуны сердито сдернули шляпы, чтобы те своим звоном не мешали им плакать, и поставили их на землю.

— О, что же, что нам делать? — безутешно рыдали жевуны.

— Перестаньте без толку реветь и поскорее отнесите меня к Прему Крокусу! — приказал Тотошка.

Прем Крокус был правителем Голубой страны, и его поместье находилось не очень далеко отсюда. Несколько молодых быстроногих жевунов помчались к дому правителя, передавая из рук в руки Тотошку. К рассвету они были на месте.

— Мне нужно как можно скорее попасть в Изумрудный город к Страшиле Мудрому, — заявил песик после того, как кратко рассказал Крокусу о событиях в Стране Подземных рудокопов.

Правитель понял всю важность дела. К нему накануне прибыл быстроногий деревянный почтальон, доставивший указы Страшилы Мудрого, касавшиеся управления Голубой страной. Этому почтальону и приказал Крокус отнести собачку в Изумрудный город.

Поручение было выполнено с необыкновенной скоростью: деревянный гонец не уставал, как живые существа, и мог бежать день и ночь, потому что в темноте видел так же хорошо как и днем.

Через десять часов почтальон уже ударил в колокол у ворот Изумрудного города. После третьего удара калитка открылась, и на пороге сводчатой комнаты, украшенной бесчисленным количеством изумрудов, показался маленький человек в зеленых очках. Это был страж ворот Фарамант. На боку у него висела сумочка с зелеными очками всевозможных размеров.

— Ах, это вы, — спокойно сказал Фарамант. — Я ждал вас. А где госпожа фея Элли?

— Элли в плену в Подземной стране, — промолвил Тотошка.

— Я проведу вас к правителю города Страшиле Мудрому, который, как и я, будет непритворно огорчен. Но вы должны надеть зеленые очки. Таков приказ Гудвина великого и ужасного. Однажды мы его нарушили, и нас за это постигли великие бедствия.

Он выбрал из сумки очки и со словами: «Это — ваши, здесь есть пометка» — надел на голову Тотошки и защелкнул сзади маленьким замочком. И тотчас все перед взором Тотошки заиграло всевозможными оттенками зеленого цвета.

Неизвестно, как это получилось, но едва Тотошка со своим провожатым сделал несколько шагов по улице, где высокие дома вверху почти сходились и бросали прохладную тень, как всему городу стало известно о печальной судьбе Элли.

Горожане высовывались из окон, выражая свое сочувствие песику, а многие выходили из домов и шли за Тотошкой и Фарамантом.

Ко дворцу подошла уже целая толпа взволнованных людей, но им пришлось долго кричать и стучать палками по перилам ограды, прежде чем они привлекли внимание длиннобородого солдата. Тот, как всегда во время службы, стоял на башенке, смотрелся в зеркальце и расчесывал свою великолепную бороду, спускавшуюся до земли. Наконец он услышал шум и крики, опустил подъемный мост и подхватил в свои объятья Тотошку, которого очень любил.

Нет слов, чтобы описать горе Страшилы и гостившей у него Кагги-Карр, когда они узнали о том, что их любимица Элли попала в плен к подземным жителям, и у нее нет никакой надежды вырваться от них.

Страшила принялся думать. Он думал так долго, что иголки и булавки, примешанные Гудвином к его мозгам, полезли наружу. Потом он сказал:

— Надо призвать Железного Дровосека. Конечно, умные мозги — самое важное на свете, но и любящее сердце многого стоит. Вдвоем мы скорее что-нибудь придумаем.

И Кагги-Карр тотчас полетела за Дровосеком. Через четыре дня Дровосек явился в сопровождении маленького старичка Лестара, лучшего мастера страны мигунов. Дровосек сообщил, что ворона, принеся ему грустное известие, полетела дальше, в царство Смелого Льва рассказать и ему, что случилось.

Говоря о несчастье, постигшем Элли, Дровосек так расстроился, что слезы потекли у него из глаз, челюсти заржавели, и он только махал руками, не в силах вымолвить ни слова.

— Вот опять ты онемел! — вскричал Страшила, отвязал от пояса Дровосека масленку и смазал друга. — Ведь знаешь, что тебе нельзя плакать!

— Н-не м-мог удержаться, — с усилием вымолвил Дровосек. — М-мне т-так ее ж-жаль…

— Ты уж и заикаться начал, — с неудовольствием молвил Страшила, — а прежде с тобой этого не случалось.

— Ч-что поделаешь, с-старею, м-мой друг, — признался Дровосек… — Стоит мне расчувствоваться, и не м-могу говорить. Надо будет посоветоваться с врачами…

Тотошке пришлось подробно повторить для Дровосека и Лестара рассказ о приключениях в подземелье. Элли и Фред заочно удостоились многих похвал за свое мужественное поведение. Правда, песик не жалел красок. Услыхав об исчезновении усыпительной воды, Лестар многозначительно крякнул.

— Вы что-то хотели сказать? — осведомился Страшила.

— Нет, нет, просто это я так, пришла в голову одна мысль, да, наверно, она вздорная…

Быстрокрылая, несмотря на свои годы, Кагги-Карр не заставила себя долго ждать. Она побывала в царстве Льва и вернулась с серьезными известиями.

— Лев собирается идти войной на подземных королей, — сказала Кагги-Карр. — Когда он узнал, что короли держат Элли в плену и не хотят отпускать, он пришел в неописуемую ярость. Если б они попались ему в то время под руку… то есть под лапу, я не знаю, что бы он с ними сделал. Ох, боюсь, что Гудвин дал ему слишком большую порцию смелости, — озабоченно добавила ворона.

— А мы разве хуже? — вскричал Страшила, и его соломенная грудь наполнилась воинственным пылом. — И мы можем собрать войско, не правда ли, Дровосек?

— Я для Элли пойду на любые опасности! — сказал Железный Дровосек.

— И мы, мигуны, тоже! — подтвердил Лестар.

В разговор вмешался Фарамант.

— Мы принимаем очень важное решение, — сказал он. — И я полагаю, что нужно сообщить об этом Элли.

— Правильно, но как это сделать? — спросил Дин Гиор.

— Напишите письмо, а я его доставлю! — вызвался Тотошка.

— Милый Тотошка, мы заранее благодарим тебя за услугу, но как ты это сделаешь? — поинтересовался Фарамант.

— Из подземелья в верхний мир выбраться не всякий сумеет, а я это сделал, — похвалился песик. — Ну, а попасть туда для меня просто пустяки!

Фарамант и Дин Гиор сели писать письмо.






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама