Семь хитрых замыслов

Радость Ружеро длилась недолго. Один из придворных передал хранителю времени, что его желает видеть король Ментахо.

Ружеро явился в назначенный час. Король провел его в маленькую комнату, плотно притворил дверь. По этим предосторожностям Ружеро понял, что разговор будет секретный.

Ментахо усадил посетителя в мягкое кресло, сам поместился напротив.

— Как вы поживаете, дорогой друг мой? — любезно начал король. — Кажется, у вас сейчас много хлопот?

— Очень много, — подтвердил Ружеро.

— Вы должны беречь свое драгоценное здоровье и часть ваших забот возложить на других, — продолжал Ментахо необычайно ласковым тоном.

Это заставило хранителя времени насторожиться. Никогда еще Ментахо с ним так не разговаривал.

— Осторожно, Ружеро, — сказал сам себе сторож. — Король хочет добиться от тебя чего-то очень важного.

— Да, кстати, — как бы вскользь бросил Ментахо. — Я слыхал, что расколдование священного источника подходит к концу?

— Вы не ошибаетесь, ваше величество!

— И вот в связи с этим мне пришла в голову одна забавная мысль, — нервно захихикал Ментахо. — Не знаю, одобрите ли вы ее, мой дорогой друг?

— Говорите, ваше величество!

— Первая очередь спать моя, — продолжал король. — Но, по правде говоря, за последние месяцы я убедился, что волшебный сон не такая уж хорошая вещь и что жизнь гораздо интереснее, особенно когда ты — король.

— Тогда оставайтесь королем, — сдержанно молвил Ружеро.

— Да, но король царствующий и король, ждущий своей очереди царствовать — это же совсем разное!

— Я не понимаю вашей мысли, объяснитесь прямее.

И Ментахо заговорил напрямик:

— Я устрою пир для своих собратьев и их придворных. В вино, которое будет им подаваться, мы добавим усыпительной (желательно побольше!), и пусть вся эта компания заснет очарованным сном!..

Заметив удивление собеседника, король сухо спросил:

— Вам не нравится мой замысел? Быть может, вы думаете, что кто-нибудь другой из королей способен управлять государством лучше меня?

Ружеро подумал:

«Если я не соглашусь, Ментахо найдет себе других помощников, и нам всем будет грозить опасность».

И он выразил полное согласие с планом короля. Тот расцвел и начал обещать Ружеро всякие блага:

— Вы станете первым в стране после меня, я построю вам дом не хуже Радужного дворца!..

— Я не нуждаюсь в наградах, ваше величество, — сказал Ружеро. — Положитесь на меня, все будет сделано.

— Но никому ни слова, особенно Элли и всем прочим верхним жителям!

— Полная тайна! — заверил Ружеро. — Но вы сами ничего не предпринимайте, этим можно испортить дело. Когда наступит время действовать, вы будете предупреждены.

Он распрощался с королем Ментахо, а на следующий день его пригласил к себе король Барбедо.

Толстый лысый Барбедо совсем не походил на статного Ментахо с красивым лицом и благосклонной улыбкой. Но когда он провел хранителя времени в свой кабинет и тщательно захлопнул дверь, что-то в повадках Барбедо было очень похоже на Ментахо, это сразу бросилось в глаза проницательному Ружеро.

«Ну, тут дело тоже нечисто…» — подумал он.

Король начал разговор издалека, но Ружеро понял его сразу. И он ничуть не удивился, когда Барбедо после долгих подходов предложил ему усыпить всех его соперников, чтобы он, Барбедо, мог царствовать один столько времени, сколько отведет ему судьба, а потом пусть на престол вступит его старший сын. А те, прочие? Ну, пусть себе спят с миром, ведь во сне у них не будет ни забот, ни тревог…

— Согласитесь, дорогой друг, — сладко пел Барбедо, — что для нашей страны вечная смена королей — сущее несчастье. От этого так страдает наш добрый народ… (Толстяк даже пустил слезу). И конечно, тот, кому первому в голову пришла счастливая мысль покончить со всей этой неурядицей, тот и заслуживает право воспользоваться ее плодами… («Если бы ты был первый» — насмешливо подумал Ружеро). А вас, мой дорогой хранитель, я осыплю алмазами и изумрудами, вы станете первым богачом в стране.

Конечно, и ему Ружеро дал согласие привести в исполнение его коварный замысел и попросил ничего не предпринимать без его ведома.

Возвращаясь к себе, Ружеро думал:

«Интересно, что будет дальше? Всего два хитреца нашлись среди подземных владык? Кончится ли этим дело?»

Увы, дело не кончилось, хранителя времени вызывали к себе и вели с ним тайные разговоры король Эльяно, Карото, Ламенто. Даже дряхлый Арбусто и тот додумался устранить своих соперников и царствовать единолично.

— Мне недолго осталось жить, — шамкал девяностолетний Арбусто. — И я не могу тратить время на сон. Пусть хоть два-три года, но я должен один побыть властителем нашей страны…

А шестнадцатилетний Бубала повторял слова своего наставника:

— Я моложе всех, значит буду править государством очень долго и за свое царствование совершу много славных дел.

Даже вдовствующая королева Руффида, мать грудного младенца Тевальто, и та явилась к Ружеро хлопотать в пользу своего сына (это, между прочим, доказывает, что в изобретении разных хитростей женский ум не уступает мужскому).

Всем хитрецам Ружеро обещал помощь, и все они остались очень довольны разговором с ним, все обещали ему всевозможные блага.

Понятно, Страшила и Элли узнали об этих коварных замыслах. Дровосеку, сидевшему в бочке с маслом, было не до того, чтобы разрушать чужие заговоры, а больному Льву опротивела жизнь, хотя он из любви к Элли не уходил наверх.

Ружеро поспешил к правителю Изумрудного города сразу же после свидания с королем Ментахо. Страшила одобрил его притворное согласие и советовал тянуть время, пока не будут совершенно закончены работы в священной пещере. Второй визит Ружеро меньше удивил соломенного мудреца, а потом он уж и удивляться перестал.

— Все короли — и под землей и наверху — одинаково коварные и жестокие люди, — говорил Страшила. — Вы только подумайте, всем им — начиная от молокососа Бубалы до старого престарого Арбусто — всем пришла в голову одна и та же мысль — отделаться от своих родичей-соперников, чтобы целиком захватить власть. И вы знаете, почтенный Ружеро, я ничуть не сомневаюсь, что каждый уморил бы свою родню в очарованном сне.

— Я в этом вполне уверен — подтвердил Ружеро.

— Но почему у них у всех такие сходные желания? — продолжал Страшила. — Да просто их ослепляет величие королевской власти, которую они не хотят делить с другими. Я очень рад, что мне пришла в голову мысль перевоспитать их. И я уверен, что, когда это будет сделано, они окажутся неплохими людьми.

 










РЕКЛАМА

Загрузка...