Глава одиннадцатая

ПОЛНОЧЬ

— Ну, дорогой мой Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так, — пора спать. Фарфоровая Собачка и Рябая Курочка давно уже спят. Страшно поздно!

— Ой, почему страшно? — спросил Рррр. — Значит, когда я засну, будет еще поздней и еще страшней?

— Да нет, глупенький. Просто сейчас ОЧЕНЬ поздно, скоро полночь.

Рррр забеспокоился:

— А что это — полночь?

— Да что ты волнуешься, Рррр. Ложись спать, а в полночь я тебя разбужу, и ты сам увидишь, что это такое, идет?

— Идет! — согласился Рррр, совсем уже засыпая. — Расскажи мне сказку, а то я не засну.

— Хорошо, — сказал дядюшка Тик-Так, потянувшись куда-то рукой, и Рррр только сейчас заметил, что из-за дядюшкиного плеча выглядывает Лошадь. Дядюшка Тик-Так потрепал Лошадь по шее.

— Я знаю, это Лошадь из кухонного буфета, мне Гор про нее рассказывал, — пробормотал Рррр сквозь сон. — Интересно, она настоящая или воображаемая… — Он приоткрыл глаза, но ничего не увидел.

Но Лошадь была рядом, дядюшка Тик-Так видел ее отражение в воде.

— Она здесь, — сказал дядюшка Тик-Так, — я вижу кусочек ее отражения: голову и три ноги.

— Вот было бы смешно, — начал Рррр, — если бы…

— Ты совсем спишь, — сказал дядюшка Тик-Так, — лучше я в другой раз расскажу тебе сказку.

— Вовсе я не сплю! — сказал Рррр. — Я говорю, вот было бы здорово, если бы лошади ходили на трех ногах — две ноги с одной стороны и одна с другой.

— Да, это удобно, чтобы бегать по кругу. Тогда одна сторона бежала бы быстрее другой, ты это имел в виду?

В ответ послышался громкий храп.

— Ну и соня этот тигр! — сказал дядюшка Тик-Так. — Лошадь!

Отражение Лошади задвигалось, и Рррр приоткрыл сонные веки. Он услышал, как Лошадь зашлепала вброд, а потом поднялась по берегу реки. «Интересно, а сны у нее с собой или остались в буфете на кухне?» — подумал Рррр и тут же крепко заснул.

Он спал, а лодка тем временем подплыла к берегу и врезалась носом в прибрежный камыш.

Дядюшка Тик-Так сложил весла в лодку и послушал, как часы бьют десять.

«Скоро и полночь», — подумал он и накрыл Рррра одеялом, а потом и сам лег поближе к часам. «Я услышу, когда они пробьют двенадцать», — подумал он.

— Доброй ночи! — сказал он Тучке-Невеличке.

Он поспал немного, потом приподнял голову и поглядел на звезды. Часы пробили одиннадцать. Фарфоровая Собачка засопела во сне, а Рябая Курочка высунула было голову из-под крыла, но потом опять спрятала.

Дядюшка Тик-Так слышал, как о борт лодки плещется вода.

«И чего это Рррр боялся полночи? Вот если б она была живая и сама спускалась с неба — топ-топ-топ! — с луной в руках. Ночь такая спокойная и величественная. А как светят звезды!»

Глаза сами закрылись, и он еще немного подремал.

— Тик-так, тик-так, тик-так, тик-так… — Часы пробили полночь.

— Рррр! — дядюшка Тик-Так тихонько потряс тигра за плечо и шепнул на ухо: «Рррр!»

Рррр открыл глаза и потянулся. Дядюшка Тик-Так опустил в воду весла и погреб не спеша вниз по реке.