Глава десятая
Таечкины сказки

про почтальона Скрипучие Башмаки

Не успел поезд скрыться с глаз, как вдруг путешественники услышали: «Скрип, скрип, скрип!» — и на них упала огромная тень.

Ничего страшного не случилось, оказалось, это просто тень почтальона, по прозвищу Скрипучие Башмаки, или сокращенно Скрипл, — самого большого почтальона на свете. Скрипл был такой большой и высокий, что все пугались, когда он подходил неожиданно. «Спасите! — кричали все. — Великан!»

Скрипл на самом деле был великаном, но очень добрым и вовсе не любил пугать людей. Он потому и купил скрипучие башмаки, чтобы все слышали, как он подходит, и не пугались.

Солнце уже садилось, и перед Скриплом шагала длиннющая тень, а вокруг ее головы, словно маленькая Луна вокруг Земли, вращалась еще одна тень.

— Это же почтовый голубь! — обрадовался Рррр, когда Скрипл подошел совсем близко.

— Привет! — сказал Скрипл. — А у меня для тебя письмо и для дядюшки Тик-Так тоже.

Он открыл почтовую сумку и вытащил из нее письма.

Это были те самые письма, которые Рррр бросил в ящик еще в ГЛАВЕ ТРЕТЬЕЙ, когда дядюшка Тик-Так принимал ванну.

— Письмо от тебя, Рррр! — крикнул дядюшка Тик-Так, вскрыв конверт.

— А у меня — от тебя! — крикнул в ответ Рррр. Пока они читали письма, голубь плескался в луже.

— Ну и безобразник этот голубь, — сказал Скрипл. — Так и лезет в лужи. Он у меня для срочных писем. Вы же знаете: когда за письмо платят лишних шесть пенсов, доставить его надо срочно. Правда, сейчас у меня таких писем нет. Эй, Элберт, хватит плескаться! Его зовут Элберт. Перестань сейчас же! Ну что ты будешь с ним делать, он же перепачкает все перья!

Рррр нахмурился.

— Кажется, у тебя зарррр-работала мысль, Рррр? — заметил дядюшка Тик-Так. — Он сейчас придумает, как отучить Элберта лезть в лужу.

— Надо спеть песенку черепахам! — вдруг выпалил Рррр.

— Гм, не вижу в этом никакого смысла! — сказал Скрипл. — При чем тут песенка черепахам, когда надо отвадить Элберта от луж?

— Это поможет, увидите, — сказал Рррр. — Спойте черепахам колыбельную. Ну эту, как ее:

 

Спи, черепашка,

Спи, усни,

Сладкий сон

Тебя возьми —

 

и они заснут. А когда черепахи заснут, придет зима — она же знает, что черепахи спят только зимой. Зима заморозит все лужи, они покроются льдом, и в них нельзя будет плескаться.

Дядюшка Тик-Так посмотрел на Рррр с восхищением, а Фарфоровая Собачка завиляла хвостом.

— Тучка-Невеличка, — позвал дядюшка Тик-Так свою тучку, которая только что вернулась, проводив охотников хорошим дождичком, — будь добра, полей нашего Рррра.

Тучка-Невеличка обдала Рррра настоящим ливнем; он подставил ей голову, и вода приятно пощекотала его за ушами.

— Это тебе вместо медали, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так.

— Смотрите, радуга! — воскликнул Скрипл. А потом, обернувшись, сказал Рррру: — Спасибо тебе! Ты очень умный тигр! Пора в путь, Элберт!

Элберт вылез из лужи и полетел рядом с почтальоном. Скрип-скрип-скрип! — заскрипели огромные башмаки.