Глава девятая

о том, как охотились на лису

Когда они миновали излучину реки, Рррр развернул пакет. В нем оказались ручные часы.

— Вот здорово! — обрадовался Рррр. — Теперь у меня свои часы!

— Хотя узнавать по ним время ты так и не умеешь, — сказал дядюшка Тик-Так, подмигнув Фарфоровой Собачке. — Интересно, а кого мы теперь встретим? Смотрите, смотрите!

Рядом с рекой они увидели железную дорогу, по дороге пыхтел маленький паровозик, он тянул за собой один-единственный вагон, на крыше которого сидел кенгуру. Поравнявшись с лодкой, паровозик сначала замедлил ход, потом совсем остановился. Тут же из вагона выскочили белки и набросали на рельсы орехов — чтобы паровозик проехался по ним и расколол скорлупу.

— Ай-ай, эти белки лентяйки вроде тех, что мы видели у Грустного императора. Помнишь, Рррр? Он еще колол им орешки кухонной дверью. Привет, паровозик! — крикнул дядюшка Тик-Так.

Машинист высунулся из окошка.

— Привет! — ответил он. — Ого, смотрите-ка!

Это он увидел лису. Когда лиса, совсем запыхавшись, подбежала к паровозу, все услышали вдалеке: «Ату! Ату!». А следом за голосами показались гончие и всадники.

— Они гонятся за мной! — сказала лиса. — Мне так страшно! Куда бы спрятаться?

— Прыгай скорее в лодку! — крикнул дядюшка Тик-Так.

Лиса прыгнула, заползла в уголок и свернулась калачиком за спиной у Фарфоровой Собачки, а, когда охотники были уже совсем близко, Рррр еще прикрыл ее своим солнечным зонтиком.

— Вы лису не видели? — спросил Главный охотник.

Тут паровозик ка-ак засвистит: «Пиииии! Пиииии!»

— Что вы сказали? — переспросил дядюшка Тик-Так. — В лесу?

— Я сказал «лису»! — заорал охотник.

— Ах, колбасу, — сказал дядюшка Тик-Так. — Сейчас вам дам колбасу.

— Да ну вас! — рассердился охотник. — Лису!!!

— На носу? На носу сидит Фарфоровая Собачка и смотрит, который час. Сейчас уже, наверное, около девяти.

Фарфоровая Собачка залаяла, паровозик опять засвистел — пиииии! пиииии! — еще громче, а гончие залаяли на кенгуру, который сидел на крыше вагона.

— А может, вы имели в виду осу? — крикнул дядюшка Тик-Так. — У Грустного императора в саду, наверное, их много.

Никто так и не узнал, что собирался ответить охотник, так как паровозик до того рассвистелся — пиииии! пииии! — что лошадь охотника испугалась и понесла. А за ней умчались и все гончие. Тучка-Невеличка тоже увязалась за ними и слегка полила охотников дождем, так что пришлось им поднять воротники.

— Ах, черт возьми! — возмутился Главный охотник. — Недоставало только дождя. Скоро охотники были уже далеко.

— Теперь можешь вылезать, — сказал лисе дядюшка Тик-Так.

Лиса выползла из укрытия и понюхала воздух.

— Все спокойно, — сказал дядюшка Тик-Так. — Они ускакали. Счастливого тебе пути, лисичка!

Лисичка выбралась на берег и махнула им на прощание хвостом.

— Пиииии! Пиииии! — засвистел опять паровозик и отправился в путь с кенгуру на крыше, который как будто и не заметил никакого переполоха.

Дядюшка Тик-Так и Рррр с волнением следили за ним, потому что поезд в это время подъезжал к низкому мосту. Под таким мостом кенгуру ни за что не проехать. Что же будет? Но вот поезд нырнул ПОД мост, а кенгуру спокойно перепрыгнул ЧЕРЕЗ и — бух! — опять на крышу вагона. Какой-то старичок выглянул из окна вагона и погрозил ему зонтиком.

— Ну и шумный ты, кенгуру! — крикнул он. Мостов больше не было, и скоро от поезда остался один лишь белый дымок.