Глава восемнадцатая

ПОГОНЯ

Дядюшка Тик-Так долго не раздумывал.

— Живо! — скомандовал он. — Лошадь, скачи к лодке, проверь, цела ли Рябая Курочка. Тучка, смотри за Лошадью. А мы с тобой, Рррр, сейчас за вреднюгами не погонимся, не то они еще что-нибудь сделают Фарфоровой Собачке. К тому же скоро стемнеет, и мы все равно потеряем их из виду. Поэтому ты оставайся здесь и позволь им схватить тебя. Ты притворись, что поранил лапу. А я привяжу к твоему хвосту шерстяную нитку… так…

И дядюшка Тик-Так вытянул из рукава своего старого шерстяного свитера длинную нитку. Рррр побежал к деревьям, а дядюшка Тик-Так поднял руку, и нитка побежала за Рррром.

— Я буду держаться за нитку и не потеряю тебя даже в темноте, — сказал дядюшка Тик-Так.

Когда вреднюги приблизились, Рррр поджал под себя лапу, как будто она болит.

— Ой-ой-ой! — заскулил он. — Бедная моя лапа, как я теперь буду бегать? Уууууу!

— Фью! — свистнул Нельзя, который нес Фарфоровую Собачку — Да это тот самый противный тигр. Поранил лапу. Теперь мы его поймаем. Ха-ха! А ну-ка, держи!

И он бросил Несмею пустой мешок. Несмей подкрался к Рррру сзади, раз! — и набросил мешок тигру на голову.

— Поймали! — завопил он. — Ха-ха-ха! — И завязал мешок потуже, а Рррр притворился, что борется с ним.

Шерстяной нитки, привязанной к хвосту Рррра, вреднюга не заметил, дядюшку Тик-Так, спрятавшегося на детской площадке, тоже.

Затем вреднюги помчались дальше.

— Ух, какой тяжелый тигр, — пожаловался Несмей.

— Перестань ворчать, лучше поторопись, — сказал Нельзя. — Ой! — Это Фарфоровая Собачка куснула его.

Пришлось остановиться и сделать ей намордник из веревки.

Шерстяная нитка на рукаве у дядюшки Тик-Так вся уже размоталась, теперь начал распускаться ворот, и, чтобы нитка не запуталась, дядюшка Тик-Так вертелся, как волчок, вслед за ниткой. Вертелся и вертелся, пока свитер весь не распустился. Тогда он взялся за конец нитки и пошел, куда она повела. Вдруг нитка ослабела.

«То ли оборвалась, то ли отвязалась от хвоста Рррра, то ли они пришли, куда шли», — не знал, что и думать дядюшка Тик-Так.

Он привязал конец нитки к дереву, чтобы легче было найти дорогу назад, и, держась за нитку, пошел дальше.

Но скоро стало совсем темно, и ему пришлось подождать, пока взойдет луна. При лунном свете было виднее идти.

Наконец в самой гуще леса он увидел дом. В окошке верхнего этажа горел свет, но, пока дядюшка Тик-Так смотрел, свет погас. Нитка вела прямо к дому.

Дядюшка Тик-Так подошел поближе. Нитка вела в погреб. Он открыл дверь со сломанной ручкой и без замка и спустился следом за ниткой на несколько ступенек вниз. Там на полу извивался мешок, перевязанный веревкой.

— Шшшш, — сказал дядюшка Тик-Так. — Это я!

Он развязал мешок.

— Где Фарфоровая Собачка? — шепотом спросил он.

— Наверное, они утащили ее наверх, в спальню, — прошептал Рррр.

— Так-так. Значит надо подняться наверх и поискать собачку там.

Дядюшка Тик-Так выбрался потихоньку из погреба и, оглядевшись, заметил, что окно кухни закрыто неплотно. Он очень осторожно открыл его, потом приподнял Рррра, и тот бесшумно проник в дом, за ним влез сам дядюшка Тик-Так. Он легко нашел лестницу и начал подниматься. А Рррр остался ждать внизу. Было очень темно, и дядюшка Тик-Так чуть не налетел на стул, стоявший на верхней площадке. Дверь спальни была приоткрыта. Он заглянул туда. Луна освещала Нельзя и Несмея, которые спали на старомодной двуспальной кровати, занимавшей почти всю комнату. А в дальнем конце комнаты на камине стояла Фарфоровая Собачка, привязанная к настенной лампе. Рот ей заткнули кляпом.