Ванькины именины

I

 

Бей, барабан, та‑та! тра‑та‑та! Играйте, трубы: тру‑ту! ту‑ру‑ру!.. Давайте сюда всю музыку – сегодня Ванька именинник!.. Дорогие гости, милости просим… Эй, все собирайтесь сюда! Тра‑та‑та! Тру‑ру‑ру!

Ванька похаживает в красной рубахе и приговаривает:

– Братцы, милости просим… Угощенья – сколько угодно. Суп из самых свежих щепок; котлеты из лучшего, самого чистого песку; пирожки из разноцветных бумажек; а какой чай! Из самой хорошей кипячёной воды. Милости просим… Музыка, играй!..

Та‑та! Тра‑та‑та! Тру‑ту! Ту‑ру‑ру!

Гостей набралось полная комната. Первым прилетел пузатый деревянный Волчок.

– Жж… жж… где именинник? Жж… жж… Я очень люблю повеселиться в хорошей компании…

Пришли две куклы. Одна – с голубыми глазами, Аня, у неё немного был попорчен носик; другая – с чёрными глазами, Катя, у неё недоставало одной руки. Они пришли чинно и заняли место на игрушечном диванчике. ‑

– Посмотрим, какое угощенье у Ваньки, – заметила Аня. – Что‑то уж очень хвастает. Музыка недурна, а относительно угощенья я сильно сомневаюсь.

– Ты, Аня, вечно чем‑нибудь недовольна, – укорила её Катя.

– А ты вечно готова спорить.

Куклы немного поспорили и даже готовы были поссориться, но в этот момент приковылял на одной ноге сильно поддержанный Клоун и сейчас же их примирил.

– Всё будет отлично, барышня! Отлично повеселимся. Конечно, у меня одной ноги недостаёт, но ведь Волчок и на одной ноге вон как кружится. Здравствуй, Волчок…

– Жж… Здравствуй! Отчего это у тебя один глаз как будто подбит?

– Пустяки… Это я свалился с дивана. Бывает и хуже.

– Ох, как скверно бывает… Я иногда со всего разбега так стукнусь в стену, прямо головой!..

– Хорошо, что голова‑то у тебя пустая…

– Всё‑таки больно… жж… Попробуй‑ка сам, так узнаешь.

Клоун только защёлкал своими медными тарелками. Он вообще был легкомысленный мужчина.

Пришёл Петрушка и привёл с собой целую кучу гостей: собственную жену, Матрёну Ивановну, немца‑доктора Карла Иваныча и большеносого Цыгана; а Цыган притащил с собой трёхногую лошадь.

– Ну, Ванька, принимай гостей! – весело заговорил Петрушка, щёлкая себя по носу. – Один другого лучше. Одна моя Матрёна Ивановна чего стоит… Очень она любит у меня чай пить, точно утка.

– Найдём и чай, Петр Иваныч, – ответил Ванька. – А мы хорошим гостям всегда рады… Садитесь, Матрёна Ивановна! Карл Иваныч, милости просим…

Пришли ещё Медведь с Зайцем, серенький бабушкин Козлик с Уточкой‑хохлаткой, Петушок с Волком – всем место нашлось у Ваньки.

Последними пришли Алёнушкин Башмачок и Алёнушкина Метёлочка. Посмотрели они – все места заняты, а Метёлочка сказала:

– Ничего, я и в уголке постою…

А Башмачок ничего не сказал и молча залез под диван. Это был очень почтенный Башмачок, хотя и стоптанный. Его немного смущала только дырочка, которая была на самом носике. Ну, да ничего, под диваном никто не заметит.

– Эй, музыка! – скомандовал Ванька.

Забил барабан: тра‑та! та‑та! Заиграли трубы: тру‑ту! И всем гостям вдруг сделалось так весело, так весело…

 

II

 

Праздник начался отлично. Бил барабан сам собой, играли сами трубы, жужжал Волчок, звенел своими тарелочками Клоун, а Петрушка неистово пищал. Ах, как было весело!..

– Братцы, гуляй! – покрикивал Ванька, разглаживая свои льняные кудри.

Аня и Катя смеялись тонкими голосками, неуклюжий Медведь танцевал с Метёлочкой, серенький Козлик гулял с Уточкой‑хохлаткой, Клоун кувыркался, показывая своё искусство, а доктор Карл Иваныч спрашивал Матрёну Ивановну:

– Матрёна Ивановна, не болит ли у вас животик?

– Что вы, Карл Иваныч? – обижалась Матрёна Ивановна. – С чего вы это взяли?..

– А ну, покажите язык.

– Отстаньте, пожалуйста…

– Я здесь… – прозвенела тонким голоском серебряная Ложечка, которой Алёнушка ела свою кашку.

 


 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...