Чудесный посох
Таечкины сказки

Рассказывают, будто встарь, в сухую пору года, чиновные старшины частенько сгоняли людей на охоту. Много бед приносила простому люду эта охота. Приходилось долго блуждать по далеким лесам, а добытого зверя отдавать старшинам. Так уж было заведено, и никто не смел нарушить этот обычай.

Только озорник Куой мог решиться подшутить над чиновным старшиной. И вот в ночь перед охотой отнес Куой к месту, где охотники обычно останавливаются на привал, бамбуковую трубку с вареным рисом, хороший кусок жареного мяса и спрятал их в кустах.

Потом недалеко от того места, где старшина отбирал у людей добычу, Куой укрыл пойманного им оленя.

Едва занялся день, в селении раздались призывные звуки гонга. И все — кто с копьем, кто с луком — собрались на площади. Один Куой продолжал спать, свернувшись клубком под одеялом. Заметил чиновный старшина, что среди охотников нет Куоя, рассердился и поскакал к его дому. Вбежал старшина в дом, толкает в бок Куоя, а хитрец и не думает вставать, спросонок бормочет, чтобы оставили его в покое. Растормошил его все-таки старшина, а Куой знай свое твердит:

— Как же я, почтенный, на охоту пойду, когда у меня ничего не приготовлено — и рис не сварен, и копье не припасено.

Не пожелал старшина внять мольбам Куоя, выволок его из дому и погнал на охоту.

Идет Куой, понурившись, жалобно что-то бормочет, на все вопросы лишь одно отвечает:

— Заснул я, забыл обо всем, не успел даже риса в дорогу сварить, не успел копье и лук со стрелами у соседей попросить. Видно, не избежать мне наказания. Надо вознести молитву, чтобы смилостивились надо мной божества.

Проходила дорога мимо храма бога Тхена, и Куой выскочил из толпы охотников и юркнул прямо во врата храма. Решил чиновный старшина, что хитрец вознамерился улизнуть, кинулся за ним вдогонку, вбежал в храм и видит: Куой склонился над курящимися благовониями и что-то шепчет.

— Эй, Куой, ты что, сбежать вздумал? — грозно крикнул старшина.

— Вы, почтенный, добра мне не пожелали, не оставили меня дома, чтобы я рису в дорогу сварил, копье или лук приготовил. Вот и пришел я пожаловаться богу Тхену. Только теперь я вас не боюсь! Бог ниспослал мне волшебный посох! — И Куой высоко поднял бамбуковую палку, вскинул ее на плечо и радостно зашагал из храма.

От таких слов чиновный старшина еще больше распалился, приказал охотникам, чтобы Куою риса не давали, ни в чем ему не помогали на охоте.

«Посмотрим, как тебя выручит бамбуковая палка! — со злорадством думает старшина.— Погоди у меня, скоро с тобой расквитаюсь…»

Пришли охотники на то место, где обычно привал устраивают, чтобы подкрепиться. Жалеют односельчане Куоя, каждый готов с ним рисом поделиться, да не разрешает чиновный старшина, зорко следит за всеми, чтобы никто к Куою и близко подойти не смел.

Только Куою все нипочем — сидит, песни распевает. Разозлился старшина, подбежал к Куою и велит ему тотчас же, хоть из-под земли, рису себе раздобыть, а коли не выполнит он приказа, то шкуру ему спустит. Испугались односельчане за своего любимца, весельчака Куоя, а тот улыбается и говорит:

— Я еще не успел проголодаться. Но как только есть захочу, волшебный посох мне тут же все доставит.

— Вот и изволь немедленно сюда рису вареного подать! — закричал старшина и схватился за ружье.— Не то я тебя застрелю!

Ничуть не испугался Куой, встал спокойно, поднял свой посох и произнес такое заклинание:

— О волшебный посох! О волшебный посох! Пошли мне риса, пошли мне мяса! — И что было сил метнул палку в кусты.