Седьмая глава

Зюйд-вест

Спустились сумерки, и Рыбак почувствовал, что сейчас нахлынут красивые волны. Он вытащил лодку на мыс, перевернул ее вверх килем и крепко привязал удочки. Потом он залез в свой цементный домик, свернулся серым морщинистым клубком и отдался во власть великолепного одиночества.

Изо всех ветров Рыбак больше всего любил зюйд-вест. Он задул днем и не утих к ночи. Это был осенний зюйд-вест, он мог дуть неделями и превращать волны в высокие серые горы, обрушивающиеся на острова.

Рыбак сидел у себя в домике и смотрел, как волны становятся все выше и мощнее. Это было так красиво, так великолепно, что он забыл все на свете. Никто не лез к нему со своими рассказами и вопросами, никто и ничто не досаждали ему. Одно лишь непостижимое и недоступное величие неба и моря струилось над ним и мимо него. Оно никогда не могло бы его разочаровать.

Было уже почти темно, когда эту гармонию нарушил Муми-тролль, который примчался, скользя лапами по мокрым камням. Он замахал лапой, что-то закричал и стал стучать в окно, вопя, что потерялась его мама. Рыбак усмехнулся и покачал головой. Стекло было слишком толстое.

Муми-тролль побежал искать дальше, ступая по воде прибоя, пересек мыс и углубился в заросли вереска. Ветер дул ему в спину. В эту ночь остров дрожал от страха, его пугали шепоты и крики, и Муми-тролль чувствовал на бегу, как земля шевелится под его лапами.

«Мама потерялась, — думал Муми-тролль. — Она была так одинока, что потерялась».

Малышка Мю сидела нахохлившись.

— Ты заметил? — спросила она. — Камни шевелятся.

— Мне наплевать! — крикнул Муми-тролль. — Мама потерялась!

— Мамы так просто не теряются, — ответила малышка Мю. — Сидит себе где-нибудь в укромном местечке, нужно только хорошенько поискать. Ну, я пошла и сама залезу в укрытие, пока весь остров не начал уползать от меня. Здесь будет жуткая заваруха, попомни мои слова!

Штормовой фонарь остался возле Черного Ока. Муми-тролль бросился туда. Папа обернулся и поднял фонарь.

— Ведь не могла же она оступиться и упасть?..

— Мама умеет плавать, — ответил Муми-тролль.

Они постояли молча, поглядели друг на друга. За маячным холмом шумело море.

— Послушай-ка, — вдруг спросил папа. — А где ты, собственно говоря, обретался последнее время?..

— Да… то там, то здесь, — пробормотал Муми-тролль и отвернулся.

— У меня была масса дел, — неуверенно сказал папа.

Муми-тролль слышал, как на поле ворочались камни, они ударялись друг о друга со странным сухим звуком.

— Пойду поищу в чащобе, — сказал он.

Но как раз в этот момент в окне маяка зажглись две свечи: мама вернулась домой.

Когда они вошли в комнату, мама сидела и чинила полотенце.

— Где ты была? — воскликнул папа.

— Я? — спросила мама с невинным видом. — Я только пошла прогуляться и подышать свежим воздухом.

— Зачем же ты нас так пугаешь? — продолжал папа. — Ты ведь знаешь, мы привыкли к тому, что ты сидишь дома по вечерам.

— Вот это-то и ужасно, — вздохнула мама. — Должно же быть какое-то разнообразие. Мы слишком привыкли друг к другу, каждый день все одно и то же, не правда ли, дорогой?

Папа недоуменно посмотрел на нее, но она только засмеялась и продолжала орудовать ниткой с иголкой. Тогда он подошел к календарю, поставил крестик, который означал «пятница», а внизу написал: «Сила ветра 5 баллов».

Муми-троллю показалось, что портрет Морской лошадки изменился. Море побледнело, а луна стала слишком большой. Он сел за стол и тихо-тихо сказал:

— Я живу на полянке в чащобе.

— В самом деле? — спросила мама. — И что, там красиво?

— Очень красиво. Может, ты когда-нибудь заглянешь туда?

— С большим удовольствием, — ответила мама. — Когда ты туда пойдешь?

Муми-тролль быстро поднял голову. Папа углубился в изучение тетради в клеенчатой обложке.

— Сейчас, — прошептал он. — Нынче ночью.

— Вот ка-ак! — удивилась мама. — А не лучше ли было бы пойти завтра днем всем вместе?

— Это не то же самое, — ответил Муми-тролль.

Мама кивнула и продолжала шить.

Но папа записал в своей тетради: «Можно себе представить, что некоторые факты меняются в зависимости от времени суток? Это следует проверить. Изучить поведение моря ночью. Наблюдение: мой остров ночью ведет себя совершенно по-иному, а именно: а) издает странные звуки, б) движется и шевелится».

Папа поднял ручку и помедлил, а потом продолжил: «Возможно ли, чтобы сильное чувство, скажем мое, могло изменить все окружающее? Пример: меня очень волнует Муми-мама. Проверить».

Он прочел все, что написал, и попробовал было придумать еще что-нибудь. Но ничего больше ему в голову не приходило, и он потопал к своей постели.

Прежде чем натянуть одеяло, папа сказал:

— Погасите хорошенько фонарь до того, как ляжете спать. Надо соблюдать осторожность.

— Хорошо, дорогой.

Когда папа заснул, Муми-тролль взял штормовой фонарь и вышел с мамой из дома, освещая ей путь. Мама остановилась в вереске и прислушалась.

— Здесь ночью всегда так? — спросила она.

— По ночам здесь немного тревожно, но ты не обращай внимания. Просто, когда мы спим, остров просыпается.

— Да, — согласилась мама. — Я тоже так думаю.

Муми-тролль полез первый через большой вход. Время от времени он оборачивался и смотрел, не отстала ли мама. Она то и дело застревала в ветках, но мало-помалу они добрались до полянки.



Разработано jtemplate модули Joomla