Горшочек мёда
Таечкины сказки

Ах, и рассердилась же сеньора лиса, когда сеньор волк напротив ее ветхого домика — даже не домика, а обыкновенной лисьей норы — построил себе новый просторный дворец! Но плутовка была любопытна, и когда сеньор волк пригласил ее в гости — полюбоваться новым домом, тотчас же согласилась.

Хорошо потрудился волк. Были у него и зал, и спальня, даже кухня. Но больше всего пришлась по душе лисе кладовая. Чего только не припас себе волчище! А главное — в кладовой было очень много лакомств: и миндаль, и груши, и винные ягоды. Лиса была большой сладкоежкой. Она обшарила все углы, обнюхала все припасы и говорит волку:

— Сеньор кум, одного у вас не хватает.

— Чего же?

— Горшочка с медом!

А лисица очень любила мед. Она знала, что слаще меда нет ничего на свете.

— Ты права, — согласился волк.

А как раз в это время под окошком проходил торговец медом. Он напевал:

Мед пчелиный

Сладкий мед,

Мед и в сотах

И без сот!

Ах, как понравилась лисе эта песенка. Понравилась и сеньору волку. Заплатил он продавцу полреала. Нацедил ему продавец горшочек сладкого душистого меда. Поставил волк горшочек в кладовую, сказал лисице:

— Ну, кумушка, теперь у меня всего вдоволь. Как будет готов мой дом, полакомимся вместе на новоселье.

— А когда же будешь ты справлять новоселье?

— Очень скоро, но сначала надо покрасить крышу, потом приладить крылечко, а потом сложить ограду из камня…

“Ну, — думает лиса, — не скоро дождусь я меда!” — и решила обмануть сеньора волка. Пришла на другой же день и сказала:

— Сеньор волчок, я пришла к тебе с большой просьбой. У меня племянничек родился, надо мальчишку проведать, а ты, сделай милость, понянчи моих лисяток, пока я не буду дома. За это принесу я тебе из гостей пирожок с вареньем, большой-пребольшой!

— Кумушка, — взмолился волк, — а я и не знаю, как лисят нянчат!

— Но это же очень просто. Сперва ты их покачаешь, потом споешь песенку. Они заснут, — и не будет у тебя никакой заботы.

Подумал волк, согласился и полез в лисью нору. А лисица никуда не пошла: забралась к волку в новый дом, перерыла всю кладовую — набрала в мешок и груш, и лесных орехов, дотянулась и до горшочка, хоть стоял он на самой верхней полке. Съела добрую часть меда и с мешком побежала в поле. Ну и весело же провела этот вечер лисица: пировала с пастухами, оделила их грушами и орехами, а они угостили ее молоком и жирным овечьим сыром.

А волк сидел в темной норе — непослушных лисят нянчил. Одного укачает — другой плачет, укачает другого — первый проснется. Измучился, пока возвратилась лиса.

— Что ты, кума, так долго?

— Далеко ходила. У ручья была, за миндальной рощей. А сколько гостей собралось! А какой хороший мальчишка!

— Как же племянника назвали? Лиса запела в ответ:

— Я гуляла, пировала. Звать племянничка “Начало”!

Волк удивился:

— Никогда не слыхал такого имени!

— Еще бы! Это, волчок, старинное имя. Такое не каждый день услышишь.

— А где пирожок с вареньем?

— По дороге скворцы склевали.

Рассердился волк на скворцов, рассердился и на лису:

— Так зачем же я целый вечер в норе сидел, как нянька лисят качал?

Ушел, даже не попрощался. Пошел крышу красить.

Но вскоре лисе снова захотелось отведать сладкого меда. Опять пришла к волку.

— Сеньор волк, сделай милость: племянница у меня родилась, бегу девочку проведать. Понянчи моих лисят, пока меня не будет дома.

— А пирожков принесешь?

— Два принесу!

Полез глупый волк в лисью нору, — весь вечер лисят качал. Уж очень хотелось ему пирожков поесть. А лиса опять в кладовой побывала, полгоршочка меда съела и с пастухами попировала. Вернулась поздно.