Глава пятая
Таечкины сказки

Странный огонёк сверкнул в самой глубине глаз Мэри Поппинс, и она двинула коляску вперёд.

— Тогда вы мне не нужны, — заявила миссис Мо, продолжая важно вышагивать по невидимым комнатам своего воображаемого дворца.

— О, в самом деле? — В тёплом доселе голосе Мэри Поппинс появился холодок.

— Да, в самом деле! — ответила миссис Мо. — Я не желаю держать в своём дворце прислугу, которая, того и гляди, стянет серебряную ложку. И не смотрите на меня так! — встревожилась она, почувствовав что-то пугающее в любезной улыбке Мэри Поппинс.

— Как это так? — спокойно спросила Мэри Поппинс и снова толкнула коляску вперёд, оттесняя миссис Мо к лесу.

Та попятилась и подняла скалку.

— Убирайтесь! Прочь! — закричала она. — Вас никто сюда не звал!

Она затряслась, и её бугристое лицо пошло багровыми пятнами.

— Э нет! — проговорила Мэри Поппинс, и в её голосе послышались раскаты надвигающейся грозы. — Вы велели мне остаться и вымыть посуду.

— Я передумала! — проблеяла миссис Мо. — Платите, сколько должны, и уходите. Я не хочу вас видеть в моём парке! — И, отмахиваясь скалкой, она отступила назад, в тень леса.

— Вы сказали, ваш парк? — тихо проговорила Мэри Поппинс, нависая над ней.

— Да, мой! Мой! Сэмюэль, сделай же что-нибудь! Зачем она так улыбается? Ой! Отпустите! Кто это меня схватил? Я не могу шевельнуться! Спасите!

Чья-то сильная рука обвила её необъятную талию. Миссис Мо повернула голову и замерла с открытым ртом. Позади неё высился победоносно улыбавшийся здоровяк. Голова его была украшена перьями, на одном плече висел лук со стрелами, а с другого свисала полосатая попона.

— Наконец-то! Наконец я нашёл свою единственную жену! — И он сильней прижал к себе вырывающуюся пленницу.

— Отпусти меня, дикарь! — визжала миссис Мо, обезумев от страха.

— Отпустить? Как бы не так! Индеец никогда не выпускает добычу! Ты пойдёшь со мной в мой вигвам!

— Я не хочу! Не прикасайся ко мне! Сэмюэль! Вели ему отпустить меня!

— Боюсь, не послушается: он сильнее меня! Но не горюй, Матильда, даже самым близким друзьям иногда приходится расставаться!

— Э-хей! Э-хей! Ты будешь моей послушной женой! Так я сказал! — радостно гудел Индеец, опутывая её шею длинной ниткой жёлтых бус и втыкая ей в волосы пучок вороньих перьев. — Это большая честь! Теперь ты Индианка!

— Нет! Нет! Помогите! О, Сэм!

— Но ты же мечтала, дорогая, о короне и золотых украшениях! Вот и получила то, чего хотела!

— Ты будешь стирать в реке, жарить мясо на прутиках! — Индеец шмыгнул носом. — Весь огромный лес будет твоим домом, а небо — крышей!

— Ого! — просиял мистер Мо. — Да это больше самого большого дворца!

— Не дёргайся! — посуровел Индеец, когда миссис Мо снова попыталась вырваться. — Хорошая индианка всегда покорна своему господину. Будь она даже королевой!

— Какой ещё королевой? — вскричала миссис Мо, стараясь лягнуть Индейца.

— Разве тебе не известно, что я король леса? — гордо вскинул голову Индеец.

— Какая удача, Матильда! Ты ведь хотела стать королевой!

— Нет! Нет! Только не так!

— Королевами становятся по-всякому. Бывает и так, — сухо сказала Мэри Поппинс.

Миссис Мо забилась в железных объятиях Индейца, бешено молотя ногами и руками.

— Это всё ты! — кричала она, с ненавистью глядя на Мэри Поппинс. — Змея подколодная! Волк в овечьей шкуре! Пока ты не явилась, всё было так хорошо! О, Сэмюэль, зачем только ты впустил её? — Злые слёзы вскипели в её глазах.

— Для вас было хорошо! — сказала Мэри Поппинс. — А другим — плохо!

— Волк? Ну что ты, Матильда! Она ягнёнок по сравнению с тобой! И пришла сама. А коли она, по-твоему, страшный волк, то как бы я мог не пустить её? — хихикнул мистер Мо.

— Помоги мне, Сэмюэль! Освободи меня, и я отдам тебе насовсем те три денежки, что дала миссис Корри. И мальчики будут получать по кусочку пирога каждую вторую пятницу! — Миссис Мо умоляюще протягивала к ним свои корявые руки. Но вдруг глаза её налились злобой. — Что? — взвыла она. — Никто так и не хочет, чтобы я вернулась?

Молчание было ей ответом. Мистер Мо поглядел на своих сыновей, потом на Мэри Поппинс. И они все покачали головами.

 

Гули-гули! Гур-гур-гур!

Им не нужно злобных дур! —

 

проворковали голуби, пролетая мимо.

— О, что же делать? — причитала миссис Мо.

— Ты мне нужна, Матильда! — вскричал Индеец. — Нужна, чтобы варить на костре похлёбку, подметать вигвам, шить мокасины, делать стрелы, набивать табаком трубку! Но зато… — Индеец вдруг вознёс руку к небу и торжественно провозгласил, будто давал страшную клятву:

 

Каждый третий понедельник, если будешь мне послушна,

Сможешь ты при лунном свете, на моей попоне сидя,

Дикой ягодой питаться, есть сырое мясо кобры,

Из кокосовой скорлупки пить ореховое масло!

 

— Мясо кобры? При лунном свете? Отпусти меня-а! — зарыдала миссис Мо. — Я не люблю ничего, кроме бараньих отбивных! О-о-о! Помогите! Убивают! «Скорую помощь»! Пожарных!

Её крики перешли в пронзительный вопль, когда Индеец взвалил её, как мешок, себе на спину и направился к лесу. Сжимая свою брыкающуюся ношу, он обернулся к трём мальчикам.

— Вы когда-то сжалились и отпустили меня, — подмигнул им Индеец. — А за добро платят добром. — И, широко улыбнувшись мистеру Мо, он поволок вопившую миссис Мо в самую чащу леса.