Четвертое путешествие

Но прошло немного времени, и Синдбаду опять захотелось побывать в чужих стра­нах. Он купил самых дорогих товаров, отправился в Басру, нанял хороший корабль и поплыл в сторону Индии.

Первые дни все шло благополучно, но однажды под утро поднялась буря. Корабль Синдбада стало кидать по волнам, как щепку. Капитан велел бросить якорь в мел­ком месте, чтобы переждать бурю. Но не успел корабль остановиться, как якорные цепи лопнули, и корабль понесло прямо на берег. Паруса на корабле порвались, вол­ны залили палубу и унесли всех купцов и матросов в море. Несчастные путешествен­ники, точно камни пошли ко дну. Только Синдбад и еще несколько купцов схвати­лись за обломок доски и удержались на поверхности моря.

Целый день и целую ночь носились они по морю, а утром волны выбросили их на скалистый берег.

Еле живые лежали путники на земле. Только когда прошел день, а за ним ночь, они немного опомнились.

Дрожа от холода, Синдбад и его друзья пошли по берегу, надеясь, что встретят лю­дей, которые их приютят и накормят. Долго шли они и наконец увидали вдалеке высо­кую постройку, похожую на дворец. Синдбад очень обрадовался и пошел быстрее. Но едва путники приблизились к этой постройке, их окружила толпа людей. Эти люди схватили их и отвели к своему царю, а царь знаком приказал им сесть. Когда они се­ли, перед ними поставили миски с каким-то диковинным кушаньем. Ни Синдбад, ни его приятели-купцы никогда такого не ели. Спутники Синдбада с жадностью наброси­лись на кушанье и съели все, что было в мисках. Один Синдбад почти не притронул­ся к кушанью, а только попробовал его.

А царь этого города был людоед. Его приближенные ловили всех чужеземцев, кото­рые заходили в их страну, и кормили их этим кушаньем. Всякий, кто ел его, постепен­но терял разум и становился похож на животное. Откормив чужеземца, приближен­ные царя убивали его, жарили и съедали. А царь ел людей прямо сырыми.

Приятелей Синдбада тоже ждала такая участь. Каждый день они ели помногу этого кушанья, и все тело у них заплыло жиром. Они перестали понимать, что с ними дела­ется,- только ели и спали. Их отдали пастуху, точно свиней; каждый день пастух вы­гонял их за город и кормил из больших корыт.

Синдбад не ел этого кушанья, а другого ему не давали. Он подбирал на лугах ко­ренья и ягоды и кое-как питался ими. Бее его тело высохло, он ослабел и еле дер­жался на ногах. Видя, что Синдбад такой слабый и тощий, приближенные царя реши­ли, что его не надо стеречь - все равно не убежит,- и скоро забыли о нем.

А Синдбад только и мечтал, как бы вырваться от людоедов. Однажды утром, когда все еще спали, он вышел из ворот дворца и пошел куда глаза глядят. Скоро он при­шел на зеленый луг и увидел человека, который сидел на большом камне. Это был пастух. Он только что пригнал купцов, приятелей Синдбада, из города и поставил пе­ред ними корыто с кормом. Увидев Синдбада, пастух сразу понял, что Синдбад здо­ров и владеет своим умом. Он сделал ему знак рукой: «Подойди сюда!»-и, когда Синдбад приблизился, сказал ему: - Иди по этой тропинке, а когда дойдешь до пе­рекрестка, сверни направо и выйдешь на султанскую дорогу. Она выведет тебя из земли нашего царя, и ты, может быть, доберешься до твоей родины.

Синдбад поблагодарил пастуха и пошел. Он старался идти как можно быстрее и ско­ро увидел справа от себя дорогу. Семь дней и семь ночей шел Синдбад по этой до­роге, питаясь кореньями и ягодами. Наконец на восьмой день утром он увидел нев­далеке от себя толпу людей и подошел к ним. Люди обступили его и стали расспра­шивать, кто он и откуда пришел. Синдбад рассказал им обо всем, что с ним случи­лось, и его отвели к царю той страны. Царь велел накормить Синдбада и тоже спро­сил его, откуда он родом и что с ним произошло. Когда Синдбад рассказал царю о своих приключениях, царь очень удивился и воскликнул:

- Я в жизни не слышал истории удивительней! Добро пожаловать, чужеземец! Оста­вайся жить в моем городе.

Синдбад остался в городе этого царя, которого звали Тайгамус. Царь очень полюбил Синдбада и скоро так привык к нему, что не отпускал его от себя ни на минуту. Он оказывал Синдбаду всякие милости и исполнял все его желания.

И вот однажды после обеда, когда все приближенные царя, кроме Синдбада, разош­лись по домам, царь Тайгамус сказал Синдбаду:

- О Синдбад, ты стал для меня дороже всех моих приближенных, и я не могу рас­статься с тобой. У меня есть к тебе большая просьба. Обещай мне, что исполнишь ее.

- Говори, какая у тебя просьба,- ответил Синдбад.- Ты был добр ко мне, и я не могу тебя ослушаться.

- Останься у нас навсегда,- сказал царь.- Я найду тебе хорошую жену, и тебе будет в моем городе не хуже, чем в Багдаде.

Услышав слова царя, Синдбад очень огорчился. Он все еще надеялся вернуться ког­да-нибудь в Багдад, а теперь надежду приходилось оставить. Ведь не мог же Синд­бад отказать царю!

- Пусть будет по-твоему, о царь,- сказал он.- Я останусь здесь навсегда.

Царь тотчас же велел отвести Синдбаду помещение во дворце и женил его на доче­ри своего визиря.

Еще несколько лет прожил Синдбад в городе царя Тайгамуса и стал понемногу забы­вать Багдад. У него завелись друзья среди жителей города, все его любили и уважа­ли.

И вот однажды ранним утром к нему вошел один из его приятелей по имени Абу-Ман­сур. Одежда на нем была разорвана, и тюрбан съехал набок; он ломал себе руки и горько рыдал.

- Что с тобой, Абу-Мансур?- спросил Синдбад.

- Сегодня ночью у меня умерла жена,- ответил его приятель.

Синдбад принялся его утешать, но Абу-Мансур продолжал горько плакать, ударяя се­бя руками в грудь.

- О Абу-Мансур,- сказал Синдбад,- что пользы так убиваться? Пройдет время, и ты утешишься. Ты ведь еще молодой и долго проживешь.

И вдруг Абу-Мансур заплакал еще сильнее и воскликнул:

- Как это ты говоришь, что я долго проживу, когда мне осталось жить всего один день! Завтра ты лишишься меня и никогда больше меня не увидишь.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru