Пятое путешествие

Прошло немного времени, и снова наскучило Синдбаду жить в своем прекрасном до­ме в Городе Мира. Кто хоть раз плавал по морю, кто привык засыпать под вой и свист ветра, тому не сидится на твердой земле.

И вот однажды пришлось ему поехать по делам в Басру, откуда он не раз начинал свои путешествия. Он опять увидел этот богатый веселый город, где небо всегда та­кое синее и солнце светит так ярко, увидел корабли с высокими мачтами и разноцвет­ными парусами, услышал крики матросов, выгружавших из трюмов диковинные за­морские товары, и ему до того захотелось путешествовать, что он не медля решил собираться в путь.

Через десять дней Синдбад уже плыл по морю на большом, крепком корабле, нагру­женном товарами. С ним было еще несколько купцов, а вел корабль старый, опыт­ный капитан с большой командой матросов.

Два дня и две ночи плыл корабль Синдбада в открытом море, а на третий день, ког­да солнце стояло как раз над головами путников, вдали показался небольшой скалис­тый остров. Капитан приказал направиться к этому острову, и, когда корабль прибли­зился к его берегам, все увидели, что посреди острова возвышается огромный ку­пол, белый и сверкающий, с острой верхушкой. Синдбад в это время спал на палубе в тени паруса.

- Эй, капитан! Останови корабль!- закричали спутники Синдбада.

Капитан велел бросить якорь, и все купцы и матросы выскочили на берег. Когда ко­рабль стал на якорь, толчок разбудил Синдбада, и он вышел на середину палубы, чтобы посмотреть, почему остановился корабль. И вдруг он увидел, что все купцы и матросы стоят вокруг огромного белого купола и стараются пробить его ломами и крючьями.

- Не делайте этого! Вы погибнете!- крикнул Синдбад.

Он сразу понял, что этот купол - яйцо птицы Рухх, такое же, как то, которое он видел в первое путешествие. Если птица Рухх прилетит и увидит, что его разбили, всем мат­росам и купцам не миновать смерти.

Но товарищи Синдбада не послушались его и стали еще сильнее бить по яйцу. Нако­нец скорлупа треснула. Из яйца полилась вода. Потом из него показался длинный клюв, за ним - голова и лапы: в яйце был птенец. Если б яйцо не разбили, он, навер­но, скоро бы вылупился.

Матросы схватили птенца, зажарили его и принялись есть. Только Синдбад не притро­нулся к его мясу. Он бегал вокруг своих товарищей и кричал:

- Кончайте скорей, а то прилетит Рухх и убьет вас! И вдруг в воздухе послышался громкий свист и оглушительное хлопанье крыльев. Купцы посмотрели вверх и кину­лись к кораблю. Прямо над их головами летела птица Рухх. В когтях у нее извива­лись две огромные змеи. Увидев, что ее яйцо разбито, птица Рухх так закричала, что люди попадали от страха на землю и уткнулись головами в песок. Птица выпустила свою добычу из когтей, покружила в воздухе и скрылась из виду. Купцы и матросы поднялись на ноги и побежали к морю. Они подняли якорь, распустили паруса и поп­лыли как можно быстрее, чтобы спастись от страшной птицы Рухх.

Чудовищной птицы не было видно, и путники начали было уже успокаиваться, но вдруг опять послышалось хлопанье крыльев, и вдали показалась птица Рухх, но уже не одна. С ней летела другая такая же птица, еще больше и страшней первой. Это был Рухх-самец. Каждая птица несла в когтях огромный камень - целую скалу.

Товарищи Синдбада забегали по палубе, не зная, куда укрыться от разъяренных птиц. Некоторые легли на палубу, другие спрятались за мачты, а капитан неподвижно застыл на месте, подняв руки к небу. Он до того испугался, что не мог шевельнуть­ся.

Вдруг раздался страшный удар, точно выстрел из самой большой пушки, и по морю заходили волны. Это одна из птиц бросила камень, но промахнулась. Увидя это, вто­рой Рухх громко закричал и над самым кораблем выпустил из когтей свой камень. Камень упал на корму. Корабль жалобно затрещал, накренился, снова выпрямился, подброшенный волной, и стал тонуть. Волны залили палубу и унесли всех купцов и матросов. Спасся один Синдбад. Он ухватился рукой за корабельную доску и, когда волны улеглись, взобрался на нее.

Два дня и три ночи носился Синдбад по морю, и наконец на третий день волны приби­ли его к неведомой земле. Синдбад выбрался на берег и огляделся. Ему показа­лось, что он не на острове, среди моря, а дома, в Багдаде, в своем чудесном саду. Ноги его ступали по мягкой зеленой траве, усеянной пестрыми цветами. Ветки де­ревьев гнулись от тяжести плодов. Круглые сверкающие апельсины, душистые лимо­ны, гранаты, груши, яблоки как будто сами просились в рот. Маленькие пестрые пти­цы с громким щебетаньем кружились в воздухе. Подле быстрых, блестящих, как се­ребро, ручьев прыгали и играли газели. Они не испугались Синдбада, потому что ни­когда не видели людей и не знали, что их нужно бояться.

Синдбад так устал, что еле стоял на ногах. Он напился воды из ручья, лег под дере­во и сорвал с ветки большое яблоко, но не успел даже откусить от него ни кусочка, а так и заснул, держа яблоко в руке.

Когда он проснулся, солнце опять стояло высоко и птицы так же весело щебетали на деревьях: Синдбад проспал весь день и всю ночь. Только теперь он почувствовал, как ему хочется есть, и с жадностью набросился на плоды.

Подкрепившись немного, он поднялся и пошел по берегу. Ему хотелось осмотреть эту чудесную землю, и он надеялся встретить людей, которые приведут его в какой-нибудь город.

Долго гулял Синдбад по берегу. Но не увидел ни одного человека. Наконец он ре­шил немного отдохнуть и свернул в небольшой лесок, где было прохладнее.

И вдруг он видит: под деревом, у ручья, сидит маленький человек с длинной волнис­той седой бородой, одетый в рубаху из листьев и подпоясанный травой. Этот стари­чок сидел у самой воды, поджав ноги, и жалобно смотрел на Синдбада.

- Мир тебе, о старик!- сказал Синдбад.- Кто ты и что это за остров? Почему ты си­дишь один у этого ручья?

Старик не ответил Синдбаду ни одного слова, но показал ему знаками: «Перенеси ме­ня через ручей».

Синдбад подумал: «Если я перенесу его через ручей, мне не будет от этого ничего плохого, а сделать доброе дело никогда не мешает. Может быть, старик мне пока­жет, как найти на острове людей, которые помогут мне добраться до Багдада».

И он подошел к старику, посадил его себе на плечи и перенес через ручей.

На другом берегу Синдбад опустился на колени и сказал старику:

- Слезай, мы уже пришли.

Но старик только крепче уцепился за него и обхватил ногами его шею.

- Долго ты еще будешь сидеть у меня на плечах, скверный старик?- закричал Синд­бад и хотел сбросить старика на землю.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru