Глава 4

Северо-восточный ветер

Ветер поднялся перед самым восходом. Это был отвратительный упрямый восточный ветер. Семья проснулась около восьми часов; к этому времени ветер пригнал с востока дождевые тучи, и потоки дождя заливали маяк.

— Теперь у нас будет вода, — сказала Муми-мама. — Слава Богу, я нашла этот бочонок и вымыла его! — Она положила поленья в печку и подожгла их.

Муми-тролль был еще в постели. Он ни с кем не хотел разговаривать. На потолке появилось влажное пятно, и капля воды в центре его все увеличивалась. Потом она упала на стол, а на ее месте стала тут же расти другая.

Малышка Мю прошмыгнула в дверь.

— Неподходящая погода для лифта, — сказала она, выжимая воду из волос. — Его сдувает со стены маяка.

Они слышали, как снаружи воет ветер, дверь захлопнулась с громким стуком.

— Кофе готов? — спросила Малышка Мю. — От такой погоды у меня появляется волчий аппетит. Волны катятся прямо в черное озеро, а мыс старого рыболова превратился в остров! Его самого вывернуло ветром наизнанку, и он лежит под своей лодкой, считая дождевые капли.

— Сети! — воскликнул Муми-папа, выпрыгивая из кровати. — Там же сети. — Он подошел к окну, но не увидел и следа поплавка. Восточный ветер сдул его прямо к мысу. Каторжная работа — вытягивать сети при боковом ветре. А тут еще и дождь.

— Пусть остаются там, где есть, — решил Муми-папа. Больше рыбы попадется, только и всего. После завтрака я схожу наверх и взгляну, как буря выглядит оттуда. Она выдохнется к вечеру, вот увидите.

 

* * *

 

Сверху буря выглядела точно так же. Муми-папа стоял, разглядывая лампу, откручивал гайки и закручивал их опять, открывал и закрывал дверцу. Это было бесполезно: он все еще не знал, как она работает. Как непредусмотрительно — не оставить надлежащих инструкций в таком маяке, как этот. Просто непростительно.

Муми-папа сел на один из газовых баллонов и прислонился к стене. Дождь стучал в окна, хлеща и стегая оконные стекла с каждым порывом ветра. Зеленое стекло было разбито. На полу под ним образовалось маленькое озеро. Муми-папа рассеянно глядел на него и представлял, что это дельта с маленькими извилистыми речками, и его взгляд блуждал по стене. На ней карандашом были написаны стихи. Муми-папа нагнулся ближе и прочитал:

 

В огромном море пустота

И лишь луна сияет.

Уже четыре года здесь

Никто не проплывает.

 

«Должно быть, это написал смотритель маяка, — решил Муми-папа. — Однажды, когда он чувствовал себя несчастным, это пришло ему в голову. Только представьте — поддерживать огонь для кораблей, которые никогда не проходят мимо». Выше была надпись повеселее:

 

Ветер с востока и насмешки старой карги

То и другое, как правило, заканчивается слезами.

 

Муми-папа пошел вдоль стен, ища записи смотрителя маяка. Здесь было много заметок о силе ветра. Оказывается, самый сильный шторм принес юго-западный ветер, сила — десять баллов. В другом месте смотритель маяка записал еще стихи, но они были зачеркнуты черными линиями. Там говорилось о птицах единственное, что Муми-папа смог разобрать.

«Надо разузнать о нем побольше, — думал Муми-папа. — Как только распогодится, я найду рыболова. Они должны были знать друг друга, ведь они жили на одном острове. А теперь я закрою люк и больше сюда не приду. Это слишком угнетающе».

Он спустился по лестнице и объявил:

— Шторм движется к северо-востоку. Возможно, он скоро утихнет. Кстати, надо как-нибудь пригласить рыболова на кофе.

— Спорим, он не пьет кофе, — сказала Малышка Мю. — Я уверена, что он ест только водоросли и сырую рыбу. Наверное, еще всасывает планктон через передние зубы.

— Что ты говоришь?! — воскликнула Муми-мама. — Какие у него странные вкусы!

— Судя по его виду, он ничего другого не ест. Меня бы это нисколько не удивило. Но он знает, чего хочет, и никогда не задает вопросов, — сказала Малышка Мю с уважением.

— И он ничего тебе не рассказывал? — спросил Муми-папа.

— Абсолютно, — ответила Малышка Мю. И с этими словами она забралась на камин и свернулась у теплой стены, чтобы переспать дождь.

— Все равно, ведь он в конце концов наш сосед, неуверенно сказала Муми-мама. — Я имею в виду — нужно же иметь соседей. — Она вздохнула и добавила: — Кажется, крыша протекает.

— Я починю ее, — заверил ее Муми-папа. — Со временем, когда выдастся свободная минута. — Но он думал: «Надеюсь, погода исправится. Я не хочу идти наверх. Слишком многое там напоминает о смотрителе маяка».

 

* * *

 

Длинный дождливый день подходил к концу, и ветер утих настолько, что Муми-папа решил вытащить сети.

— Теперь вы увидите, что я знаю о море все, — говорил он, очень довольный собой. — Мы вернемся к вечернему чаю и принесем самую большую рыбу. Остальную мы выпустим в море.

Остров промок насквозь. Он казался поникшим и вылинявшим от дождя. Море поднялось так высоко, что на берегу почти ничего не было видно, а лодка перекатывалась с боку на бок — ее руль был в воде.