Четвертая глава,
Таечкины сказки

 

— Это точно единственный снежный талисман, который только и есть на свете! — сказал Муми-тролль.

— Но я не могу отказаться от спасательного пояса! — ныл Снифф. — Милый Муми-тролль, нельзя ли нам поделить эту маленькую пургу?!

— Хм! — с сомнением хмыкнул Муми-тролль.

— Ну разреши мне хоть иногда подержать ее в руках, — клянчил Снифф. — Хотя бы по воскресеньям!

Чуточку поразмыслив, Муми-тролль сказал:

— Ладно, по воскресеньям и по средам.

Вдалеке от всех бродил Снусмумрик. Он очень близко подходил к шипящим пенистым волнам и, когда они лизали его башмаки, подпрыгивал и смеялся. И это очень раздражало волны!

Неподалеку от мыса Снусмумрик встретился с Муми-папой, который занимался тем, что перетаскивал обломки дерева и доски.

— Прекрасно, правда? — спросил, запыхавшись, Муми-папа. — Из всего этого я построю причал для лодки «Приключение»!

— Помочь тебе вытащить их из воды? — спросил Снусмумрик.

— Да нет! — испуганно отказался Муми-папа. — Я и сам справлюсь. Попробуй найти для себя что-нибудь другое и вытаскивай сколько хочешь!

В море было немало такого, чем мог бы заинтересоваться Снусмумрик. Небольшие бочки, корзинки без дна, половинка стула, сломанная гладильная доска. Тяжелые, ненужные вещи…

Сунув лапы в карманы, Снусмумрик засвистел. Он отпрыгивал, когда волны накатывались на берег, а потом бежал за ними и дразнил их. Волны пытались настигнуть его, но он снова и снова отпрыгивал прочь — и так вдоль всего длинного необитаемого песчаного берега.

А на мысу у моря ползала среди скал фрёкен Снорк. Она укрыла свою опаленную челку венком из морских лилий и тоже искала останки кораблекрушений, которые удивят остальных и внушат им зависть. Когда же все повосхищаются как следует, она подарит их Муми-троллю (разумеется, только не какие-либо драгоценные уборы). Трудновато было ползать среди камней, и венок с головы все время сдувало ветром. Хорошо хоть буря немного поутихла. Во всяком случае, штормило уже меньше. Море сменило сердитые, вызывающие серо-зеленые краски на спокойные голубые, а увенчанные пеной верхушки волн напоминали какое-то украшение. В них уже не было ничего угрожающего. Фрёкен Снорк слезла вниз на гальку, окаймлявшую кромку воды. Но там не нашлось ничего, кроме водорослей и тростника да нескольких обломков досок. Недовольная этим, она побрела дальше, к мысу.

«Как печально, что столько разных находок всегда достается кому угодно, только не мне, — подумала фрёкен Снорк. — Другие прыгают по льдинам, запруживают ручьи и ловят муравьиных львов. А мне так хотелось бы совершить нечто неслыханное — и обязательно одной, — чтобы поразить Муми-тролля!»

Вздыхая, смотрела она на пустынный берег. И вдруг остановилась с внезапно забившимся сердцем. Далеко-далеко на мысу… О нет, это было слишком ужасно! Там кто-то лежал в воде, ударяясь головой о прибрежные камни! Это существо было ужасно большое, в десять раз больше, чем маленькая фрёкен Снорк! «Сейчас же побегу за остальными», — подумала она. Но не побежала.

«Ты не должна больше пугаться! — уговаривала себя фрёкен Снорк, — Ты должна посмотреть, что это такое!» И, дрожа всем телом, она приблизилась к этому ужасному… То была большущая дама… Большущая дама без ног… вот кошмар!

Фрёкен Снорк сделала несколько неуверенных шагов и остановилась в величайшем удивлении. Огромная женщина была сделана из дерева. И она была чудо как красива! Сквозь прозрачную воду светилось ее спокойное улыбающееся лицо с алыми щеками и губами, а круглые голубые глаза были широко раскрыты. Волосы тоже были голубыми и вились длинными нарисованными локонами по ее плечам.

— Это королева! — благоговейно произнесла фрёкен Снорк.

Руки прекрасной дамы были скрещены на груди, сверкавшей золотыми цветами и цепочками, а от тонкой талии мягкими красными складками падало платье. И все это было из раскрашенного дерева. Странным казалось только, что спины у нее не было.

«Эта находка — слишком шикарный подарок для Муми-тролля, — размышляла фрёкен Снорк. — Но я все равно подарю ее ему!»

Когда фрёкен Снорк, сидя на животе деревянной королевы, вплыла вечером в залив, где швартовались лодки, она производила впечатление очень горделивой фрёкен из рода снорков.

— Ты нашла лодку? — спросил Снорк.

— Подумать только, ты пригнала ее сюда совсем одна! — восхитился Муми-тролль.

— Это штевневое украшение корабля, — объяснил Муми-папа, плававший в дни молодости по морям. — У моряков есть обычай венчать штевень корабля деревянным изображением какой-нибудь очаровательной королевы.