Красная Армия

КАК УЕХАЛИ ИЗ МОСКВЫ

 

Я просил маму, чтобы мне непременно позвонить в ту кнопочку, где нарисован человечек с чемоданами.

Мама сказала:

— Ну, звони. Только не очень сильно.

Я позвонил. И очень скоро пришёл дядя. Он совсем как лифтёр. Тоже весь в коричневое одет, и пуговки золотые. Пришёл и говорит:

— Вам вещи вынести?

Схватил чемодан и понёс. А мы с мамой поехали на лифте. Приехали вниз, а этот дядя с чемоданами уже внизу. Я ему сказал, что мы к бабушке поедем на автобусе.

А автобус — это такой автомобиль, как вагон. Там скамеечки мягкие, как диванчики, а впереди комнатка маленькая, как стеклянный шкафчик. Там шофёр сидит и правит, куда ехать. Мы с мамой сели на скамеечку в автобусе. И я сел к самому окну, чтобы смотреть.

А впереди нас сидел дядя-военный. Очень большой. И мне не видно было, как шофёр правил.

Сначала мы ехали по улицам, и я смотрел на дома.

А в домах много магазинов и кино. А где кино, там нарисованы всякие человечки смешные.

И один был нарисован большой, и вырезанный, и стоит. Я думал, что живой.

А потом мы поехали, где домов нет, а всё деревья сбоку.

И мама сказала:

— Ну вот, попрощайся с Москвой. Тут уже дачи пошли.

 

ДЯДЯ-ВОЕННЫЙ

 

Дядя-военный обернулся ко мне и говорит:

— Скоро мы в лес приедем. В настоящий лес. Там волки водятся.

Я немножко испугался, а потом подумал, что дядя шутит.

И сказал:

— Ха-ха-ха! Мы волков в зоопарке видели. Они в клетке сидят.

А дядя говорит:

— А там без клетки. В лесу они могут — гам! — и укусить. Тогда не будешь смеяться.

А мама сказала:

— Дядя, наверное, охотник. Он знает, какие волки бывают.

А дядя говорит:

— И меня волки знают. Это правда, я охотник.

Я говорю:

— А где у вас ружьё?

Дядя вдруг нагнулся и вытащил длинный мешок. Кулаком по мешку постучал — там твёрдое — и говорит:

— Вот оно. Вот тут моё ружьё. А дома у меня две собаки.

Я спросил:

— Кудрявые?

А мама рассердилась и говорит:

— Не приставай к дяде.

А я всё хотел, чтобы он из мешка ружьё вынул и показал. А кругом нас были деревья, и я всё спрашивал:

— Это уже лес или ещё нет?

А дядя всё говорил:

— Какой это лес — это всё дачи.

 

ВОЙНА

 

Мы ехали по дороге. Автобус качался, и я заснул. А потом я вдруг проснулся. Наш автобус стоит, и кругом очень большие деревья.

Я сказал:

— Почему?

И все люди у нас в автобусе тоже говорили:

— Почему? Почему?

Дядя-военный встал и вышел из автобуса. А потом подошёл к нам, к окошку, и сказал:

— Красная Армия идёт.

А я закричал:

— Война!

Мама сказала:

— Не говори глупостей!

А дядя-военный сказал:

— Ну, да. Война. Только не всамделишная. А по-нарочному.

Мама вскочила и говорит:

— Сейчас стрелять будут?

И заткнула себе уши пальцами.

Военный говорит:

— Давайте сюда молодого человека.

Я скорей в окошко высунулся.

Дядя меня схватил под мышки и вытащил, а мама не видала.

Мама так испугалась, что даже глаза закрыла. Дядя-военный посадил меня на плечи, и мне стало видно. Там деревьев уже не было, а прямо поле, и стоял не милиционер, а красноармеец. И в руке флаг поднял.

Это чтоб мы не ехали. И никто чтоб не ехал.

А потом шли красноармейцы — много-много, все в касках, и у всех ружья на плече. И они как запели песню, так все из автобуса выскочили смотреть.

А мама кричит:

— Где Алёшка? Где Алёшка?

И не видит. А я выше всех: у дяди на плечах.