Глава 9

От этого голоса у Калле по спине забегали мурашки. За ласковым тоном Редига крылось что-то отталкивающее и опасное.

— Ты, кажется, не особенно рад нас видеть, старина, — мурлыкал приезжий.

Дядя Эйнар дрожащими руками схватился за калитку.

— Что вы, конечно, рад! Просто вы так неожиданно появились.

— Разве? — Бледный улыбнулся. — Ну да, ты же забыл оставить нам адрес, когда уехал, — по рассеянности, конечно. К счастью, ты прислал Доле письмо с довольно-таки отчетливым штемпелем. А Лола девушка неглупая. Если с ней поговорить по душам, она выложит все, что нужно.

Дядя Эйнар, тяжело дыша, перегнулся через калитку к Бледному:

— Что ты сделал с Долой, ты!..

— Спокойно, спокойно! — прервал его вкрадчивый голос. — Не хорохорься! В отпуску надо отдыхать и ни о чем не думать. Ведь ты, насколько я понимаю, приехал сюда в отпуск или как?

— В общем… да, — сказал дядя Эйнар. — Захотелось чуть отдохнуть.

— Понимаю. Совсем замучился на работе за последнее время, да?

Разговор все время вел Бледный. Тот, кого Калле называл Противным, только молчал и улыбался, но улыбка эта выглядела далеко не доброжелательной.

«Попадись он мне ночью на пустынной улице, я бы здорово струхнул, - подумал Калите. — А, впрочем, еще неизвестно, кого из них неприятнее встретить — этого или Бледного, Ивара Редига».

— Что ты, собственно, хочешь, Артур? — спросил дядя Эйнар.

«Артур? Он же Ивар! — удивился Калле. — Хотя, ведь у жуликов и бандитов всегда куча имен…»

— К черту! Ты отлично знаешь, чего я хочу! — ответил Бледный, и голос его звучал уже жестче. — У нас здесь машина, поедем прокатимся, заодно и поговорим.

— Не о чем мне с вами разговаривать, — отрезал дядя Эйнар.

Бледный подошел ближе.

— Так уж и не о чем? — пропел он.

«А что это у него в руке?»— Калле пришлось наклониться, чтобы разглядеть.

— Вот так-так! — прошептал Калле.

На этот раз настала очередь дяди Эйнара стоять перед дулом пистолета.

Есть же такие люди! Ну и привычки: средь бела дня расхаживать с пистолетами!

Бледный нежно погладил блестящий металл и продолжал:

— Подумай хорошенько. Может, ты все-таки поедешь с нами?

— Ни за что! — крикнул дядя Эйнар. — Ни за что! Мне с вами не о чем говорить. Убирайтесь, а не то…

— А не то позовешь полицию, да?

Бледный и Противный захохотали.

— Э, нет, приятель, этого ты не сделаешь! Тебе так же хочется впутывать в это дело полицию, как и нам.

Бледный опять засмеялся — страшным, отвратительным смехом.

— А ты это здорово придумал, дорогой Эйнар. Неплохая мысль — устроить себе здесь небольшой отпуск, в строжайшем инкогнито, пока не кончится переполох. Куда умнее, чем сразу попытаться удрать за границу. Сообразительный мальчик!

Он помолчал немного.

— И все-таки ты малость перемудрил, — продолжал он уже совсем не вкрадчивым голосом. — Обманывать друзей — это к добру не приводит. Многие погибли молодыми только потому, что забывали об этом. Так не годится — чтобы трое кашу варили, а один ее съел.

Бледный перегнулся через калитку и посмотрел на дядю Эйнара с такой ненавистью, что Калле даже пот прошиб.

— Знаешь, чего мне сейчас хочется? — прошипел он. — Мне хочется вкатить тебе пулю в лоб. Прямо здесь, не сходя с места, дылда трусливая!

Но дядя Эйнар, по-видимому, уже опомнился от первого испуга.

— Ну и что? — сказал он. — Обратно в тюрьму захотелось? Выстрелишь — через пять минут фараон тут как тут. Что ты от этого выиграешь? Небось сам понимаешь — с собой я их не ношу. Лучше спрячь-ка игрушку, — он показал на пистолет, — и давай поговорим серьезно. Будете себя хорошо вести — я, может быть, соглашусь поделиться.