Глава 12

Наступил новый день, и уже с самого утра Калле и Ева-Лотта бродили в саду пекаря, нетерпеливо ожидая, когда появится Андерс и доложит им о ночной вылазке. Но часы шли, а об Андерсе - ни слуху, ни духу.

- Чудно, - удивился Калле. - Не может быть, чтобы его снова взяли в плен.

Они только собрались пойти поискать его, как он внезапно явился сам. Он не мчался, как обычно, а еле плелся, и лицо его было каким-то необычайно бледным.

- Чего у тебя такой несчастный вид? - спросила Ева-Лотта. - Ты что, «жертва жары», как обычно пишут в газетах?

- Я - жертва отварной трески, - ответил Андерс. - Я уж не знаю сколько раз говорил маме, что терпеть не могу треску. И вот, пожалуйста, доказательства налицо.

- Каким образом? - спросил Калле.

- Меня рвало всю ночь, я только и делал, что вставал и ложился.

- Ну, а Великий Мумрик? - спросил Калле. - Он, как видно, по-прежнему лежит в комоде?

- С этим я как раз справился. Мальчишка! - ответил Андерс. - Все, что нужно, я делаю, какая бы чума ни свирепствовала в моем теле! Великий Мумрик лежит в глобусе Сикстена!

Глаза Калле и Евы-Лотты засверкали от восторга.

- Шикарно! - заявил Калле. - Расскажи, как все было! Сикстен не проснулся?

- Спокойно, сейчас услышите, - сказал Андерс.

Втроем уселись они на доски мостков, проложенных Евой-Лоттой. Здесь, внизу у реки, было прохладно, и заросли ольхи отбрасывали приятную тень. Дети болтали ногами в теплой воде. Андерс сказал, что это оказывает благотворное влияние на треску в его желудке.

- Если подумать, то, может, виновата не только треска, - сказал он. - Может, и нервы тоже. Потому что нынче ночью я был в доме ужасов.

- Расскажи все с самого начала, - потребовала Ева-Лотта.

Андерс так и сделал. Он драматично расписал свою встречу с Беппо и как он заставил его замолчать. Калле и Ева-Лотта и содрогались, и радовались вперемешку, они были просто идеальными слушателями, и Андерс наслаждался своим собственным рассказом.

- Понимаете, не дай я Беппо шоколад, я бы пропал, - заявил он.

Затем он красочно расписал еще более страшную встречу с почтмейстером.

- А ты не мог бы заткнуть и ему рот кусочком шоколада? - спросил Калле.

- Не-а, я все отдал Беппо, - объяснил Андерс.

- А что было потом? - спросила Ева-Лотта.

Андерс стал рассказывать. Он рассказал все: и о двери Сикстена, которая не скрипела, и о тетушке Сикстена, которая не то что скрипела, а еще хуже… И о том, как кровь застыла в его жилах, когда она заорала, и как он должен был сломя голову выбежать ночью из дома. Единственное, о чем он не упомянул, была теткина прядь волос, которую он утопил в озере.

Калле и Ева-Лотта ловили каждое его слово еще более увлеченно, чем какую-либо приключенческую повесть. И не уставали выслушивать все новые и новые детали.

- Класс! - сказала Ева-Лотта, когда он наконец закончил свой рассказ.

- Да, ничего удивительного, если меня раньше времени начинает подводить здоровье, - заметил Андерс. - Но главное, Великий Мумрик - там, где он должен находиться.

Калле буйно забил ногами по воде.

- Да, Великий Мумрик в глобусе Сикстена, - сказал он. - Можете вы придумать что-нибудь похлеще этого?

Нет, ни Андерс, ни Ева-Лотта ничего подобного придумать не могли. А когда они увидели, что Сикстен, Бенка и Юнте бредут вдоль кромки реки, их восторгу не было предела.

- Ну и ну, какие прекрасные Белые Розы сидят на этом насесте, - сказал Сикстен, когда Алые подошли к настилу из досок.

Бенка предусмотрительно попытался опрокинуть Белых Роз в воду, однако Сикстен остановил его. Алые пришли не для того, чтобы драться, а для того, чтобы пожаловаться.

Согласно законам и правилам войны Роз, тот, у кого в данный момент находился Великий Мумрик, обязан был дать по крайней мере легкий намек, где найти эту реликвию. Но сделали ли это на сей раз Белые Розы? Нет! Разумеется, их предводитель, когда его слегка пощекотали, кое-что выдавил сквозь зубы об узенькой тропке за Господской усадьбой. На всякий случай Алые весь вчерашний день еще раз обыскали там всю окрестность. Но теперь они были уверены, что Белые Розы поместили Великого Мумрика в новое место, и они дружески, но решительно потребовали, чтобы им предоставили надежную путеводную нить.

Андерс влез в воду. Она доходила ему только до колен. Он стоял в воде, широко расставив ноги, уперев руки в бока, и его темные глаза весело блестели.

- Да, - сказал он. - Вы получите путеводную нить! Ищите в недрах земли!

- Спасибо! Очень любезно с твоей стороны, - саркастически усмехнулся Сикстен. - Нам начать искать здесь или в северном Хэльсингланде?

- В самом деле, какая надежная путеводная нить! - заметил Юнте. - Посмотрим, найдут ли наши внуки Великого Мумрика до того, как сойдут в могилу?

- Да, но тогда у них все руки будут в мозолях, - подхватил Бенка.

- Призовите на помощь весь свой разум, Алые ничтожества, если у вас есть хоть какой-то, - посоветовал Андерс.

И театрально добавил:

- Если предводитель Алых пойдет к себе домой и поищет в недрах земли, то все обнаружится.