Мальчишки не умеют хранить тайны

Вскоре после того как мы пропололи репу, начался сенокос.

— В этом году я не позволю детям бегать на сеновал и прыгать по сену, — сказал папа. Он говорит это каждый год, но никто не верит, что всерьёз.

С утра до вечера мы катались на возах с сеном и прыгали на сеновале. Лассе предложил соревноваться: кто прыгнет выше всех. Конечно, сверху вниз, а не снизу-вверх. Мы влезли на балку под самой крышей и спрыгнули вниз. От страха у меня даже в животе защекотало. Лассе обещал, что победитель получит в награду тянучку, которую он купил, когда ходил в лавку за дрожжами для мамы. Мы прыгали, прыгали и прыгали.

В конце концов Лассе забрался выше всех и спрыгнул на крохотную кучку сена. Он упал и некоторое время лежал неподвижно. Потом он сказал, что ему показалось, будто сердце у него ушло в пятки и теперь останется там на всю жизнь. Никто из нас не рискнул прыгнуть с такой высоты. Тогда Лассе засунул тянучку себе в рот и сказал:

— Приз вручён Лассе за смелый подвиг на сеновале!

Как-то раз мы с Бриттой и Анной ехали на возу с сеном и среди каменной россыпи увидели земляничную полянку. Земляники там было видимо-невидимо, я никогда в жизни столько не видела. Мы тут же решили никогда-никогда не рассказывать про это место мальчишкам. Землянику мы, конечно, собрали и нанизали её на соломинки. У нас получилось тринадцать длинных соломинок. Вечером мы её съели. Лассе, Боссе и Улле мы тоже угостили земляникой, но когда они спросили, где мы её набрали, мы ответили:

— Этого вы никогда не узнаете, потому что это наша тайна!

Несколько дней мы с Бриттой и Анной искали новые земляничные полянки и на сеновал больше не приходили. А мальчишки играли там каждый день, и мы всё удивлялись, как им это не надоест.

Однажды мы сказали им, что у нас есть уже семь земляничных полянок, но им мы не покажем ни одной, это наша тайна.

— Ха-ха-ха! Ваша тайна ничего не стоит по сравнению с нашей! — сказал Улле.

— А какая у вас тайна? — спросила Бритта.

— Так мы вам и сказали! — засмеялся Улле.

Но Лассе возразил ему:

— Наоборот! Пусть знают. Как же они иначе убедятся, что наша тайна гораздо важнее, чем их?

— Ну скажите, скажите, какая у вас тайна? — стали просить мы.

— Пожалуйста! Если хотите знать, мы вырыли в сене девять пещер! — сказал Лассе.

— Но где, вы не узнаете никогда! — воскликнул Боссе и запрыгал на одной ножке.

— А мы их найдём! — сказали мы и побежали на сеновал искать пещеры.

Мы искали весь тот день и весь следующий, но не нашли ни одной пещеры. А мальчишки важничали и смеялись над нами.

Наконец Лассе сказал:

— Лучше сдавайтесь, всё равно вам их не найти. Чтобы их найти, нужна карта, а она хранится в надёжном месте.

— Что ещё за карта? — спросили мы.

— Обыкновенная. На ней указаны все пещеры. Мы сами её начертили, — сказал Лассе. — Она хранится в нашем тайнике.

Тогда мы с Бриттой и Анной бросили искать пещеры и стали искать карту. Мы знали, что она спрятана где-нибудь у нас дома. Лассе никогда не согласился бы спрятать её в другом месте. Несколько часов мы рылись в комнате Лассе и Боссе, перетрясли постели, перерыли комод и шкаф, но ничего не нашли. Тогда мы попросили Лассе:

— Подскажи хотя бы, к чему эта карта ближе спрятана: к птицам, к рыбам или серединка на половинку?

Мы всегда так подсказываем друг другу, когда играем в «холодно-горячо».

Лассе, Боссе и Улле долго смеялись, а потом Лассе сказал:

— Да, пожалуй, к птицам. Лопни мои глаза, если не к птицам!

И мальчишки стали перемигиваться. Мы осмотрели лампу, отогнули сверху ковёр, который висел на стене — ведь карта была спрятана где-то высоко, раз это ближе всего к птицам, — но там ничего не было.

Лассе сказал:

— Лучше сдавайтесь! Всё равно вам её никогда не найти!

И мы перестали искать.

На другой день шёл дождь, и гулять было нельзя. Лассе и Боссе куда-то убежали. Я пошла к ним в комнату и полезла по липе к Улле, чтобы взять у него почитать «Тысячу и одну ночь».

Раньше у нас на липе в маленьком дупле жила птичка. Там у неё было гнездо. Но теперь в нём уже никто не живёт. Когда я лезла мимо дупла, я увидела, что оттуда свешивается какой-то шнурок. «Интересно, зачем птице шнурок?» — подумала я и дёрнула за него. Оказалось, что к шнурку привязана бумага, свёрнутая трубочкой. Представьте себе, это и была карта! От радости я чуть не свалилась с дерева. Я забыла про «Тысячу и одну ночь», вернулась в комнату Лассе и Боссе и со всех ног побежала к Бритте и Анне. Я так торопилась, что на лестнице упала и расшибла коленку.

Если бы вы только видели, как обрадовались Бритта и Анна! Мы тут же побежали на сеновал, и с помощью карты отыскали все пещеры. Кроме пещер, мальчишки проделали в сене ещё и коридоры, они тоже были обозначены на карте. Когда ползёшь по такому длинному тёмному коридору, кажется, что он никогда не кончится. И от этого становится очень страшно.

Но темно было только в коридорах, а в самих пещерах было светло, потому что мальчишки вырыли их у стен, а в стенах много щелей. Мы сразу поняли, какие это замечательные пещеры и как трудно было их вырыть. Пока мы искали земляничные полянки, мальчишки работали не покладая рук. К последней пещере вёл такой длиннющий коридор, что мы испугались: а вдруг мы уже никогда из него не выберемся? Я ползла первая, за мной — Бритта, за Бриттой — Анна.

— Вот увидите, это лабиринт, из которого нет выхода, — сказала Бритта.

Но тут я заметила впереди что-то светлое. Это была пещера. А в ней сидели Лассе, Боссе и Улле! Они ужасно удивились, когда увидели нас.

— Как вы сюда попали? — спросил Лассе.

— Очень просто, по карте! — ответила я. — Найти её не составило труда!

И нам было приятно, что хоть на этот раз Лассе немного смутился. Подумав, он сказал:

— Ладно! Пусть девчонки играют с нами!

И весь день, пока шёл дождь, мы играли в пещерах, и нам было очень весело.

А назавтра Лассе сказал:

— Ну раз вы узнали нашу тайну, вы обязаны показать нам свои земляничные полянки.

— Вот ещё! — сказали мы. — Найдите их сами, так же, как мы нашли ваши пещеры!

Но чтобы им было легче искать, мы положили на дороге деревянные стрелки. Расстояние между стрелками было большое, и мальчишки не сразу нашли наши полянки. Но самую лучшую полянку мы им так и не показали. Это наша тайна, и мы никогда-никогда её не откроем.