Как Улле приобрёл собаку

У нашего Улле нет ни братьев, ни сестёр. Зато у него есть своя собака. Ну, и ещё, конечно, Малкольм. Его собаку зовут Быстрый. Я вам расскажу, как Быстрый попал к Улле.

Недалеко от Бюллербю живёт сапожник по прозвищу Добряк. Но это прозвище ничего не значит, потому что сапожник вовсе не добрый. На самом деле он очень злой. Он, например, никогда не чинит наши башмаки в срок, даже если обещает. Агда говорит, это потому, что он пьяница. Раньше Быстрый жил у него. Сапожник плохо с ним обращался, и Быстрый был самым злым псом в округе. Он всегда сидел на цепи и громко лаял, когда к сапожнику приходили люди. Мы его очень боялись и близко к будке не подходили. Сапожника мы тоже боялись. Он угрюмый, мрачный и говорит, что детей надо сечь каждый день. Он и Быстрого частенько бил, хотя Быстрый был не ребёнок, а собака. И забывал накормить его, когда напивался.

Пока Быстрый жил у сапожника, мы думали, что это очень злобный и некрасивый пёс. Такой он был всегда грязный, косматый и страшный. Теперь-то мы знаем, какой он хороший. Но добрым он стал только благодаря нашему Улле. Ведь и сам Улле тоже очень добрый.

А было всё так.

Однажды Улле понёс сапожнику в починку свои башмаки. Быстрый, как обычно, с лаем выскочил из будки. Вид у него был такой свирепый, будто он хочет разорвать Улле. Улле остановился и стал с ним разговаривать. Он сказал Быстрому, что тот славный, добрый пёс, только очень громко лает. Конечно, Улле стоял так, чтобы Быстрый до него не дотянулся, потому что Быстрый был совсем не похож на славного, доброго пса.

На другой день Улле пришёл за своими башмаками и принёс Быстрому кость. И хоть Быстрый рычал на Улле, кость всё-таки стал грызть. Наверно, ему очень хотелось есть. А Улле стоял поодаль и опять говорил Быстрому, какой он славный и добрый.

Улле пришлось много раз ходить за своими башмаками, потому что сапожник всё время его обманывал. Каждый раз Улле приносил Быстрому что-нибудь поесть. И, представьте себе, в один прекрасный день Быстрый уже не зарычал на него, а радостно залаял. Тогда Улле подошёл к Быстрому и погладил его, а Быстрый лизнул ему руку.

Однажды сапожник упал и вывихнул себе ногу. Он не мог ходить и совсем перестал кормить Быстрого. Улле пожалел Быстрого, он пошёл к сапожнику и попросил разрешения кормить собаку, пока у того болит нога. Но сапожник сказал:

— Ха, кормить захотел! Да он тебе глотку перегрызёт, как только ты к нему подойдёшь!

Но Улле подошёл к Быстрому и погладил его, а сапожник сидел у окна и всё видел. Тогда он разрешил Улле кормить Быстрого.

Улле вычистил будку, застлал её свежим сеном, вымыл миску, налил в неё свежей воды и накормил Быстрого. А потом повёл его на прогулку в Бюллербю. И Быстрый прыгал от радости, потому что ему очень надоело сидеть на цепи. Каждый день Улле водил Быстрого на прогулку. Мы тоже гуляли с ними, но Быстрый любил только Улле и никому, кроме Улле, водить себя на поводке не позволял.

Когда нога у сапожника зажила, он сказал Улле:

— Хватит валять дурака! Это сторожевая собака, и она должна сидеть на цепи!

Быстрый ждал, что Улле, как обычно, возьмёт его на прогулку, и прыгал от радости. Но когда Улле ушёл без него, ему стало грустно, и он жалобно завыл. Так нам рассказывал сам Улле. Улле тоже было грустно, и несколько дней он ходил сам не свой. Наконец его папа, дядя Нильс, не выдержал, пошёл к сапожнику и купил у него Быстрого. Мы все прибежали к Улле смотреть, как он моет свою собаку. И даже помогли ему немножко. Когда Быстрый был вымыт, вытерт и причёсан, он стал похож на обычного пса.

Теперь он всегда добрый, и его больше не нужно водить на поводке. Ночью он спит возле кровати Улле. А когда мы возвращаемся из школы, Быстрый встречает нас на полпути и несёт в зубах портфель Улле. Но к дому сапожника он близко не подходит. Наверно, боится, что сапожник поймает его и снова посадит на цепь.