Как мне подарили комнату

Из всех праздников я больше всего люблю свой день рождения. Самый хороший день рождения был у меня, когда мне исполнилось семь лет.

В этот день я проснулась очень рано. Тогда мы жили в одной комнате с Лассе и Боссе. Они всё не просыпались, и я стала скрипеть кроватью, чтобы их разбудить. Разбудить их иначе я не могла, ведь в день рождения надо притворяться спящей, пока тебе не принесут подарки и угощение прямо в постель. А Лассе и Боссе спали и, кажется, не собирались готовить мне угощение. Я скрипела очень долго и громко. Наконец проснулся Боссе. Он сел на кровати и взъерошил себе волосы. Потом разбудил Лассе. Они тихонько вышли из комнаты и спустились вниз. Я слышала, как мама на кухне гремит посудой, и еле удерживалась, чтобы не вскочить.

Но вот они затопали по лестнице, и я крепко зажмурила глаза. Трах! — дверь с шумом распахнулась, и на пороге появились папа, мама, Лассе, Боссе и Агда, наша служанка. У мамы в руках был поднос с цветами, чашкой какао и большим пирогом, на котором сахарной глазурью было написано: «Лизе 7 лет». Пирог испекла Агда. А больше никаких подарков не было, и я уже подумала, что это какой-то странный день рождения, но тут папа сказал:

— Выпей побыстрее какао, и пойдём поищем, может, найдутся ещё какие-нибудь подарки.

Тогда я поняла, что меня ждёт сюрприз, и залпом выпила какао. После этого мама завязала мне глаза полотенцем, папа заставил меня покружиться, потом взял на руки и куда-то понёс. Только куда, я не видела. Но я слышала, что Лассе и Боссе бегут рядом. Нет, не слышала, а чувствовала, потому что они всё время щекотали мне пятки и говорили:

— Угадай, где ты?

Папа спустился со мной вниз и долго носил меня по всему дому, он даже выходил со мной во двор, а потом снова стал подниматься по какой-то лестнице. Наконец мама развязала мне глаза. Мы стояли в комнате, в которой я никогда раньше не бывала. По крайней мере, мне так сначала показалось. Но когда я выглянула в окно, я увидела дом Бритты и Анны. Они стояли у окна и махали мне рукой. И я поняла, что мы в бывшей бабушкиной комнате и что папа нарочно так долго носил меня, чтобы запутать. Бабушка жила с нами, когда я была совсем маленькая, а потом переехала жить к тёте Фриде. С тех пор в её комнате хранились мамин ткацкий станок и ворох лоскутьев, из которых мама ткала половики. Однако теперь здесь не было ни станка, ни лоскутьев. Комната так изменилась, что я спросила, уж не побывал ли тут волшебник. Мама сказала, что, конечно, побывал, и этот волшебник — мой папа. Он наколдовал мне эту комнату, и теперь я буду в ней жить. Это и есть подарок ко дню рождения. Я страшно обрадовалась, потому что ещё никогда в жизни не получала такого подарка. Папа сказал, что мама тоже помогала ему колдовать. Он наколдовал очень красивые обои с букетиками, а мама — занавески. Каждый вечер папа уходил в свою мастерскую и там колдовал. Так появились комод, круглый стол, этажерка и стулья. Всё это папа выкрасил в белый цвет. А мама выткала половики в зелёную и жёлтую полосочку и застелила ими пол. Я сама видела, как она зимой ткала эти половики, но кто же знал, что она ткёт их для меня. И конечно, я видела, как папа мастерит мебель, но зимой папа всегда мастерит что-нибудь для людей, которые сами не умеют этого делать.

Лассе и Боссе тут же перетащили в новую комнату мою кровать, и Лассе сказал:

— Но по вечерам мы всё равно будем приходить к тебе и рассказывать страшные истории!

Первым делом я вернулась в комнату Лассе и Боссе и забрала всех своих кукол. Для маленьких кукол я устроила дом на этажерке. Сначала я постелила красную тряпочку — это был ковёр, потом расставила кукольную мебель, которую бабушка подарила мне на Рождество и, наконец, поставила кукольные кроватки и положила в них кукол. Теперь у них, как и у меня была своя комната, хотя это был мой день рождения, а не их. Кроватку Беллы я поставила рядом со своей, а кукольную коляску с Гансом и Гретой — в другом углу. И тогда в моей комнате стало ещё уютнее.

Потом я снова побежала к Лассе и Боссе и забрала у них из комода все свои коробочки и картинки. Боссе очень обрадовался.

— Вот сколько места освободилось для птичьих яиц! — сказал он.

Я расставила на этажерке все свои книги и журналы. У меня целых тринадцать книг! Рядом я сложила коробочки с глянцевыми картинками, которыми мы с девочками меняемся в школе на переменках. У меня очень много картинок, но есть несколько любимых, их я не обменяю ни за что на свете. Самая любимая — это крылатый ангел в розовом одеянии.

Вот какой подарок я получила на свой день рождения. Но на этом мой праздник ещё не кончился.