Глава 9

Я хорошо помню несколько случаев в моей жизни, когда счастье настолько переполняло меня, что, казалось, еще немного – и я сойду с ума. Один раз, когда я был совсем маленьким и получил от Юнатана подарок на рождество — салазки; он долго–долго копил на них деньги. И другой раз, когда я попал в Нангиялу и нашел Юнатана внизу на речке; я как сейчас помню тот неслыханно чудесный вечер в Рыцарском подворье — я был просто ненормальный от счастья. Но н и ч т о, ничто не могло сравниться с минутой, когда я нашел Юнатана в доме Маттиаса, я даже представить себе не мог, что так обрадуюсь! Словно кто–то засмеялся у меня в душе или еще в каком–то месте, где прячется в человеке радость.

Я не дотронулся до Юнатана. И не стал будить его. И не издал вопля радости, не запрыгал. Я молча лег рядом и заснул.

И долго ли спал? Не знаю. Наверное, целый день. Но когда проснулся! .. Да, когда я проснулся, рядом на полу сидел Юнатан. Он сидел и улыбался, а никто на всем свете не умеет улыбаться так, как Юнатан. Я все боялся, что он рассердится на меня за то, что я приехал. Что он, может, уже забыл, как звал на помощь. Но теперь я увидел, что он тоже обрадовался. Значит, и мне можно было улыбнуться в ответ, так мы сидели, смотрели друг на друга и долго не говорили ничего.

— Ты звал на помощь, — сказал я наконец. Юнатан больше не улыбался. — Почему ты кричал?

Наверное, при одном воспоминании он не мог не помрачнеть. И, казалось, не хотел отвечать, но потом тихо сказал:

— Я увидел Катлу, — произнес он. — И видел, что сделала Катла.

Я не хотел мучить его расспросами, мне ведь столько надо было рассказать ему. И прежде всего о Йосси.

Юнатан не хотел верить. Он побледнел и почти плакал.

— Йосси? Нет, нет, только не Йосси! — твердил он.

Но потом вскочил на ноги.

- Надо немедленно сообщить об этом Софии!

- А как? — беспомощно спросил я.

- У нас здесь одна из ее голубок. Мы пошлем Бьянку сегодня же вечером.

Значит, у скамейки и в самом деле ходил один из голубей Софии! Как же я раньше не догадался? Я рассказал Юнатану, что если б не Бьянка, то наверняка угодил бы в пещеру Катлы.

— Все–таки настоящее чудо — из всех домов Шиповничьей долины я попал именно сюда, к Маттиасу! Не гуляй голубь возле дома, я проехал бы мимо.

— Бьянка, Бьянка! Спасибо тебе! — сказал Юнатан. Он больше меня не слушал и зацарапал ногтем о дверку, звук по лучился совсем тихий, словно скребется крыса. Но не прошло и минуты, как дверка открылась и к нам заглянул Маттиас.

— Сухарик все спит и спит … — начал было он. Юнатан не дал ему продолжить.

— Принеси, пожалуйста, Бьянку! — попросил он. — Мы отправим ее сегодня же, как только начнет темнеть.

А потом объяснил, зачем это нужно, и рассказал Маттиасу о Йосси. Маттиас только головой покачал, как все старики, когда их что–нибудь огорчает.

— Йосси! Я знал, что это кто–то из Вишневой долины, сокрушенно сказал ОН. — И из–за него Орвар сидит в пещере Катлы. Боже мой, как таких людей земля носит!

Потом он ушел за Бьянкой, но перед этим прикрыл дверку и заставил ее буфетом.

В доме Маттиаса Юнатан нашел хорошее убежище. Мы сидели в маленькой комнатке без окон с единственным выходом через дверку в стене, загороженным буфетом. Мебели в комнатке не было, только на полу лежал матрац, а в углу стоял светильник из рога, он еле–еле рассеивал темноту.

Лежа возле него, Юнатан сочинил письмо Софии: «Навеки проклятое имя предателя – Йосси Золотой Гребешок. Займитесь им немедленно! Мой брат сейчас здесь, со мной». — Как раз из–за тебя прилетела вчера Бьянка, — сообщил Юнатан. — Мы узнали из письма Софии, что ты уехал искать меня.

— Значит, София разгадала мою загадку! — сказал Я. Когда принесла суп.

— Какую загадку? — удивился Юнатан.

— «Я ищу его за горами, за долами". — И я рассказал ему, что написал на стене в кухне. — Я не хотел, чтобы София понапрасну обо мне беспокоилась.

— Чтобы не беспокоилась? Вот так придумал! А как на счет меня? Как ты думаешь, я успокоился, когда узнал, что ты один бродишь где–то в горах? — Наверное, Юнатан заметил, что я сконфузился, и поспешил добавить: — Маленький храбрый Сухарик, конечно же, в конце концов все обернулось к лучшему! А самое лучшее, что ты сейчас здесь!

Впервые в жизни меня назвали храбрым, и я подумал, если так и дальше пойдет, кто знает, может, когда–нибудь я заслужу свое имя и у Йосси не будет повода насмехаться над ним.

Тут я вспомнил, что написал в конце загадки там, дома.

О рыжей бороде и белых лошадях. Пришлось Юнатану добавить одну строчку: «Карл говорит, что с рыжей бородой вышла ошибка». Еще я рассказал ему, как Хуберт спас меня от волков, и Юнатан ответил, что всю жизнь будет благодарен храброму охотнику.