Глава 4

А потом наступило утро. И мы скакали на лошадях. Подумать только, оказывается, я умею ездить верхом, а я ведь в жизни не сидел на лошади! Уму непостижимо, чего только не творится в этой Нангияле — человек здесь может все, вот о чем говорю. Я запросто скакал на коне, словно в седле родился.

Но вы бы посмотрели на Юнатана, как держался на коне он! Помните тетю, которая сказала, что мой брат – вылитый сказочный принц? Вот бы ее сюда, чтобы она посмотрела, как он вихрем про носится над лугами Вишневой долины. Теперь она увидала бы настоящего сказочного принца, она бы на всю жизнь его запомнила! А когда Юнатан перешел на полный галоп и одним скачком перемахнул через речку, словно пролетел над ней, только волосы взметнулись надо лбом, — в этот миг любой бы поверил, что он и в самом деле сказочный принц! Да и одевался он похоже на принца, хотя не так роскошно, скорее по–рыцарски. В шкафу нашего нового дома мы нашли полно всякой одежды–откуда она только взялась? — но не обычной, какую носят в городе, а настоящей рыцарской. Кое–что пришлось впору и мне, а старые лохмотья я выбросил с глаз долой! Юнатан сказал, что в Нангияле нужно одеваться по–особенному, по–здешнему, чтобы нас не приняли за чудаков. Мы ведь живем теперь в сказочную пору, во времена приключений и походных костров, так ведь он говорил? И вот когда мы скакали по лугам в нашей новой рыцарской одежде, я спросил его:

— Наверное, в Нангияле сейчас очень древние времена?

— Это как посмотреть, — ответил он. — для нас, конечно, это очень древнее время. Но, с другой стороны, это время молодое. — Он немного подумал. — Точно! Это молодое, но вое, доброе время, жить в котором легко и просто, — сказал он. — но тут же глаза его потемнели, и он добавил: — По крайней мере, здесь, в Вишневой долине.

– А что, в других местах не так? — спросил я.

И Юнатан ответил, что, конечно, в других местах может быть по другому.

Тогда нам здорово повезло, что мы попали сюда. Как раз сюда, в Вишневую долину, где жить легко и просто, как сказал Юнатан. Вправду, что может быть легче и проще, чем утро в Нангияле? Я просыпаюсь от солнечного света, падающего через окошко, слышу радостное чириканье птиц на деревьях, вижу, как Юнатан тихонько выставляет на стол хлеб и молоко, а после завтрака я иду, кормлю кроликов и чищу свою лошадь. А потом я выезжаю верхом, да, я выезжаю, и трава вокруг покрыта росой, она сверкает и светится, шмели и пчелы гудят в белых цветах вишни, лошадь скачет все быстрее и быстрее, а я совсем не боюсь. Подумать только, я не боюсь, что все это вдруг кончится, как всегда обычно кончается все забавное и приятное. Но только не в Нангияле! Не в Вишневой долине, по крайней мере.

Мы долго скакали по лугам взад–вперед, как придется, а потом поехали тропинкой вдоль реки, вдоль всех ее излучин и извивов и наконец далеко внизу в долине увидали струйки утреннего дыма, поднимавшиеся из печных труб. Сначала мы увидели только струйки дыма, а потом нам открыл ась и вся деревня с ее старыми домами и дворами. Мы услышали кукареканье петухов, лай собак, блеяние овец и коз — обычные утренние звуки. Деревня, как видно, только просыпалась.

По тропинке навстречу нам с корзиной в руке поднималась женщина. Простая женщина–крестьянка, не старая и не молодая, а что–то серединка на половинку, с темной загорелой кожей, какая бывает у людей, работающих в поле в любую погоду. Одета она была по–старинному, совсем как женщина из сказок.

— Здравствуй, Юнатан, я вижу, ты наконец дождался брата, — сказала она, дружелюбно улыбаясь.

— Да, он уже здесь, — ответил ей Юнатан, и я услышал по его голосу, с каким удовольствием он это сказал. — Сухарик, познакомься с Софией, — обернулся он ко мне, а женщина кивнула головой.

— Да, меня зовут София, — сказала она. — Как удачно, что я вас встретила. Теперь вы сами довезете свое добро.

Юнатан без слов взял корзину, видно, знал, что в ней лежит.

— Ты приедешь сегодня вечером к Золотому Гребешку? — обратилась женщина к Юнатану. — Чтобы все мы по знакомились с твоим братом.

Он ответил, что приедет, мы попрощались с Софией и по ехали обратно. Я спросил Юнатана, кто такой Золотой Гребешок.

— Так называется харчевня, — ответил он, — внизу, в деревне. Мы там собираемся и обсуждаем наши дела.

Я подумал, как интересно будет съездить с Юнатаном в «Золотой Гребешок» и посмотреть, что за народ живет в Вишневой долине. Мне хотелось знать о Нангияле и Вишне вой долине как можно больше. И еще я хотел собственными глазами увидеть все, о чем рассказывал Юнатан. Я тут же на помнил ему:

— Юнатан, помнишь, ты говорил, что в Нангияле вся жизнь — сплошное приключение с утра до вечера, да и на ночь еще остается? Но здесь все очень тихо, и нет никаких приключений.