Глава 11

Свинина и пиво Тенгила, видно, взбодрили его наемников, да и от двадцати белых лошадей никто бы из них не отказался. И теперь Юнатана искали с удвоенным рвением. Последние дни с утра до вечера они только тем и занимались, что перерывали вверх дном каждый дом в долине, обшаривали каждый угол. Юнатан почти не высовывал носа из своего «уголка» и чуть в нем не задохнулся.

Ведир и Кадир ездили по округе и зачитывали воззвание о моем брате. Один раз я тоже не упустил случая и послушал, что они трубили о «враге Тенгила, Юнатане Львиное Сердце, незаконно пробравшемся в долину и скрывающемся в не известном месте». В воззвании давались приметы Юнатана: «Видный красивый юноша с белокурыми волосами, темно голубыми глазами, стройный, роста среднего». Наверное, так описал его Йосси. И, само собой, в воззвании объявлялась смертная казнь тому, кто укрывает Львиное Сердце, и награда предателю.

Пока Ведир и Кадир разъезжали по долине и трубили свое, в усадьбу Маттиаса приходили люди, чтобы попрощаться с Юнатаном и поблагодарить его за все, что он сделал для них. А сделал он много больше, чем мне было известно.

— Мы никогда не забудем тебя, — говорили ему со слеза ми на глазах и отдавали припасенный хлеб, хотя сами голода ли.

— Тебе хлеб нужнее, ты отправляешься в трудный и опасный путь, — говорили они и спешили уйти, чтобы еще раз по слушать Ведира и Кадира – забавы ради!

Пришли воины Тенгила и в усадьбу Маттиаса. Когда они ворвались, я сидел в кухне на табуретке ни жив ни мертв от страха и не смел пошевелиться. Но Маттиас повел себя смело.

— И чего вы рыщете? — говорил ОН. — Этого Львиного Сердца небось и на свете нет. Вы его сами выдумали, чтобы шляться по домам, хамить да хламить, где только можно.

И они нахламили. Да еще как! Начали с каморки Маттиаса. В ней они сорвали с кровати постель, перерыли шкаф и все барахло из него тоже вывалили на пол, доказав этим лишь свою тупость. Неужели они думали, что Юнатан мог прятаться в шкафу?

— А не заглянуть ли вам еще в ночной горшок? спросил Маттиас. И они страшно разозлились.

Потом дошла очередь до кухни, и они набросились на буфет. Я сидел на табуретке и чувствовал, как наливается во мне злость. Ведь именно этим вечером мы решили покинуть долину! Я подумал: если они найдут Юнатана сейчас, я не знаю, что сделаю. Нет, это не может случиться, его не могут схватить в последнюю минуту!

Чтобы приглушить звуки из потайной комнатки, Маттиас набил буфет старой одеждой, овечьей шерстью и тряпками. И весь этот хлам они выкинули на пол!

А потом! Потом мне захотелось крикнуть, да так, чтобы стены дома от крика рухнули. Ведь один из них уперся плечом в буфет и стал сдвигать его в сторону. Но я не закричал. Я сидел, как каменный, на табуретке и ненавидел, ненавидел лютой ненавистью и его и все в нем: его грубые руки, толстую шею и сидевшую прямо на лбу бородавку! Я ненавидел его, потому что знал: сейчас он увидит дверку в стене и все будет кончено.

И крик раздался.

— Смотрите! Горим! Горим! — кричал Маттиас. — Разве Тенгил приказал поджечь меня?

Не знаю, как это случилось, но мы и вправду горели. На полу ярким пламенем полыхала овечья шерсть, и воинам пришлось поторопиться, чтобы потушить пожар. Они бестолково метались, ругались, затаптывали огонь, а под конец взяли и опрокинули на пол бочку с водой. Пожар потух, не успев по–настоящему разгореться. Но Маттиас не унимался:

— Вы, видно, совсем ума лишились? Кто же кидает шерсть рядом с очагом, откуда дым валом валит и искры сыплются?

Тот, что с бородавкой, просто взбесился.

— Замолчи, старик! — рявкнул он. — А то я знаю приемы, чтобы заткнуть тебе пасть!

Но Маттиас не дал запугать себя.

— Нечего opaть, — сказал он. — Извольте навести после себя порядок. Что в доме творится! Насвинячили, как в хлеву!

Этого было довольно, чтобы они поспешили убраться из дому.

— Сам вычищай свой хлев! — сказал тот, с бородавкой, и широким шагом вышел вон. Остальные повалили за ним. Дверь за собой они, конечно, и не подумали закрыть, она осталась распахнута.

— Ни ума, ни совести, — сказал Маттиас.

— Какое счастье, что начался пожар, — перевел я дух. — Как повезло Юнатану!

Маттиас подул на подушечки пальцев.

— Да, иногда небольшой пожар ко времени, — ответил он. — Хотя таскать угли голыми руками несподручно! Угли жгутся!

Но неприятности наши, как я ни надеялся, еще не кончились.

Они не ушли со двора, а отправились искать Юнатана в конюшне; воин с бородавкой скоро вернулся.

— Вот что, — сказал он Маттиасу. — У тебя, старик, две лошади. А ведь лошади нужны Тенгилу, и он никому не раз решает иметь больше одной. Мы пришлем сюда человека с пристани сегодня же вечером. Он заберет ту, которая со звездочкой. Ты даришь ее Тенгилу.

— Но это лошадь мальчишки! — возразил Маттиас.

— А теперь будет Тенгила, понял?

Вот что он сказал. И я заплакал. Мы с Юнатаном покидали долину как раз этим вечером. Наш длинный подземный ход был готов. А мне ни разу даже в голову не пришло, что мы не можем забрать с собой Грима и Фьялара. Они же не пролезут в подземный ход! Как это я раньше не сообразил, тупица несчастный? Ведь нам придется оставить лошадей у Маттиаса. Одна разлука с Фьяларом чего стоила, так нет, надо, чтобы случилось еще хуже. Фьялар достанется Тенгилу! Как только у меня сердце не разорвалось, когда я об этом услышал!