Тайна маленького геккона

 

Зоя Николаевна поспешила за переносной лампой. Вместе с Марией Михайловной они хорошо осветили все места под клеткой, но беглецы, очевидно, успели скрыться. Сколько их ни искали, сколько ни лазили, так и не нашли. Впрочем, теперь это было не страшно. Раз место найдено, то теперь, чтобы поймать гекконов, надо лишь иметь терпение.

И всё же, несмотря на все старания, подкараулить гекконов удалось только на четвёртый день, и то после того, как Зоя Николаевна осталась дежурить на ночь. Чтобы не быть заметной, она надела пальто и сидела, притаившись, около клетки, прислушиваясь к малейшему шороху. В руках она держала переносную лампу, готовая каждую секунду её включить.

В помещении, где кругом находится столько змей, ящериц, черепах, шорохов было достаточно, и всё-таки тот, который Зоя Николаевна так ждала, она отличила сразу. Моментально включённая лампа, словно прожектором, осветила место под клеткой, где находился положенный корм, и еле заметно мелькнувшую тень ящерицы. Не успела она скрыться где-то за подставкой, как Зоя Николаевна прямо на четвереньках, заметая полою пальто пол, полезла с лампой под клетку. Просунула голову и тут же увидела с обратной стороны деревянной подставки геккона. Он висел вниз головой, словно прилипший к подставке, совсем сливаясь с её цветом.

Зоя Николаевна изловчилась и, отвлекая внимание геккона лампой, ловко схватила его около основания челюсти и скорей водворила беглеца на место. Потом стала искать другого, но его уже не было. Впрочем, Зоя Николаевна его особенно и не искала: она боялась, что напуганный геккон переменит место своего жительства, и тогда его найти будет совсем трудно. Не снимая пальто, она оставила Марии Михайловне записку, что один из гекконов пойман, и пошла домой отдохнуть.

Второго геккона так и не нашли, зато в квартире Зои Николаевны стало твориться что-то не совсем понятное.

— Зоя, у нас кто-то завёлся! — с такими словами встретила на другой день Зою Николаевну её мать. — Сегодня несколько раз кто-то кричал под кроватью, а когда я полезла туда с веником, каркнул и замолчал.

Занятая своими мыслями, Зоя Николаевна, не ответив матери, прошла в свою комнату. Ей было очень неприятно, что одного геккона всё же не нашли. Неужели он пропал? Так нелепо потерять это редкое животное, не предвидеть, что стекло могло сдвинуться!.. К тому же неудобно перед директором.

Директор Зоопарка, Игорь Петрович, когда-то сам был заведующим террариумом и теперь не только старался пополнить коллекцию пресмыкающихся, но и продолжал живо интересоваться делами Зои Николаевны. Вот и сегодня утром он уже звонил и спрашивал, как поживают гекконы, давал советы, чем их лучше кормить, а она, Зоя Николаевна, ответив на все вопросы, так и не сказала, что один из гекконов пропал. «Найдётся, тогда и расскажу всё. Зачем заранее расстраивать?» — подумала она.

Ночью Зоя Николаевна спала плохо, просыпалась от каких-то звуков, напоминающих крик гекконов. Один раз даже зажгла свет, и ей померещилось, что кто-то вроде ящерицы полез по стене за шкаф. «Наверное, галлюцинация, — решила Зоя Николаевна. — Уж дома ящерицы стали мерещиться». Потом она приняла таблетку снотворного и крепко уснула.

Утром её разбудил шум и спор на кухне. Зоя Николаевна накинула халат и пошла узнать, в чём дело. На кухне стояла вся красная от возбуждения её семилетняя дочка Таня и бабушка с веником в руке.

— Бабушка, честное пионерское, я видела… Он около чайника стоял… рот большой, красный, открыл его и на меня кричит… Честное пионерское, был тут, — твердила Таня.

— Ну, где тут? Никого тут нету, померещилось, и всё. Я везде и веником промела, и облазила. Если бы был кто, нашла бы. Мне самой этот ящер чудится. Проснулась, а он зелёный весь, на обоях вниз головой висит.

— Нет, бабушка, этот не зелёный, а белый.

— Будет вам тут спорить, — послышался вразумительный голос дедушки, — одна белую ящерицу видела, другая — зелёную. Что ж, их здесь дюжину выпустили?

— Мне тоже ночью крик геккона слышался, — вмешалась в спор Зоя Николаевна.

Дед только махнул рукой и, ничего не ответив, вышел.

— Ничего понять не могу, — задумчиво продолжала Зоя Николаевна. — А ну-ка, Танюша, — обратилась она к дочери, — скажи, кого ты видела и какой он из себя?

— Зашла я в кухню, а около кастрюли кто-то сидит. Рот большой, красный, лапки растопырил, глаза торчат… Я испугалась и закричала. Бабушка прибежала, а его нету. Бабушка говорит, что мне показалось, — уже расстроенно закончила девочка свой рассказ.

— По всём признакам это геккон. Но откуда он мог здесь взяться, никак не пойму, — сказала Зоя Николаевна.

— Тогда уж не один, а два ящера здесь. Таня видела белого, я — зелёного…