Печать

Среди волшебного хозяйства Ара хны имелся ковер-самолет, который она украла у матери, когда сбежала от нее в Волшебную страну. Это был очень старый, потрепанный ковер, и уберегся он от сырости и моли только благодаря неусыпным заботам гномов. Крохотные человечки каждый месяц чистили его щетками, выбивали, сушили на солнышке, штопали, и к моменту пробуждения колдуньи он вполне годился в действие.

Приступая к осуществлению своих замыслов, Арахна решила облететь по порядку все области Волшебной страны, посмотреть, как там обстоят дела, и потребовать признания ее верховной власти.

Арахна разостлала ковер перед входом в пещеру, уселась посредине и посадила рядом Руфа Билана, которого брала, чтобы он вел от ее имени переговоры.

— Ковер, неси меня в Розовую страну, к волшебнице Стелле, — приказала колдунья.

Ковер тотчас поднялся и быстро понесся над землей. Лицо Билана побелело от ужаса, и он громко застонал.

— Что с тобой? — сухо спросила Арахна.

— Милостивая госпожа, заклинаю вас во имя всего святого, не вступайте в борьбу с волшебницей Стеллой!

— Это почему же? Ты думаешь, она сильнее меня?

— Я не сомневаюсь в вашей силе, госпожа, но знайте, что Стелле известен секрет вечной юности.

— А какое до этого дело мне, мне — которая насчитывает уж не помню сколько тысяч лет от роду? — гордо возразила Арахна.

— Хорошо, госпожа, не будем говорить о возрасте, — согласился Руф Билан. — Но у госпожи Стеллы прекрасные отношения с могущественным племенем Летучих Обезьян. Это — страшные звери, и если их стая набросится на вас, я не ручаюсь за нашу победу, несмотря на всю вашу силу и мужество.

Волшебница призадумалась, велела ковру остановиться, и тот неподвижно повис в воздухе.

— Да, я кое-что слыхала в былое время о Летучих Обезьянах. Пожалуй, с этими созданиями лучше не связываться, — согласилась Арахна. — А что ты скажешь насчет того, чтобы навестить Виллину и потребовать от нее покорности?

— Ну что вам дались эти феи? — взмолился Билан. — Вы сами — фея и, простите за откровенность, отлично знаете, что это за пренеприятный народ! Госпожа Виллина, правда, стара, но у нее есть волшебное свойство мгновенно переноситься с места на место. Сейчас она здесь, а через секунду за тысячу миль отсюда. Как вы можете победить такого неуловимого врага?

— Кажется, ты прав, — неохотно признала Арахна. — Оставим фей в покое. Ведь и кроме них в Волшебной стране достаточно земель и народов. Я читала в летописи Кастальо о Марранах. Это самый темный и отсталый народ в здешних краях. Не начать ли нам с Марранов, Билан?

— Начнем с Марранов, госпожа, — обрадовался Билан, хотя, проспав последние десять лет в Пещере, ровно ничего не знал о событиях, которые развернулись в их стране; а те главы летописи, которые об этом рассказывали, он прочитать не успел.

И Арахна приказала ковру-самолету доставить ее в долину Марранов. Через несколько часов полета ковер опустился на одной из гор, кольцом окружавших эту страну.

Большие изменения произошли в долине Марранов с тех пор, как ее жители прогнали Огненного бога Урфина Джюса. Разделавшись с самозванцем, Прыгуны устроили настоящую революцию: они свергли власть аристократов и перестали работать на них. Вместо прежних жалких соломенных шалашей, где обитало простонародье, в опрятных деревеньках стояли вдоль прямых улиц небольшие, но теплые и уютные домики. Из труб поднимался дымок, свидетельствуя о том, что Марраны забыли старинный страх перед огнем и научились им пользоваться.

Плохо возделанные пшеничные поля они заменили прекрасными фруктовыми рощами, где деревья были усыпаны спелыми плодами. По склонам гор под надзором веселых мальчишек паслись стада коров и овец. И около каждой деревни обязательно виднелась волейбольная площадка — волейбол, наследие Тима О'Келли, сделался национальным спортом Прыгунов.

Когда гигантская черная фигура Арахны, стоявшей на горе, обрисовалась на голубом фоне неба, в деревнях Марранов поднялась тревога. Женщины и дети попрятались в домах, а мужчины возбужденно переговаривались.

 


 

Вскоре на дороге, ведущей к центральному поселению Прыгунов, показалась фигурка Руфа Билана; напыжившись от гордости, он шел послом от злой феи. Ему навстречу поспешили Харт, Бойс и Клем, выборные старейшины Марранов. В руках у них на всякий случай были увесистые дубинки, и Руф Билан оробел. Вместо того чтобы заговорить громко и внушительно, он, дрожа, пролепетал, что пришел от великой волшебницы Арахны с требованием к ним, Марранам, признать ее своей императрицей и платить ей ежегодную дань.

Старейшины переглянулись, и Бойс сказал:

— Передай своей госпоже, что мы просим полчаса на размышление, а потом явимся к ней с ответом.

Билан сразу приободрился и спесиво зашагал назад, считая, что дело сделано.

— Конечно, эти простаки до смерти испугались, когда я очень сурово передал им ваше требование, госпожа, — доложил он колдунье. — Они скоро явятся к вам с изъявлением покорности, и речь, очевидно, пойдет только о том, чтобы вы наложили на них не слишком большую дань.

Волшебница сухо поблагодарила Билана кивком головы и стала ждать. А в домиках Прыгунов заметно было оживленное движение. Из дома в дом поспешно переходили мужчины, что-то передавали друг другу, а мальчишки шныряли по дворам, часто нагибаясь к земле.

И вот к горе, на которой стояла Арахна, двинулась толпа в несколько сот человек. Странным казалось, что в ней незаметно было ни детей, ни женщин, ни стариков — ее составляли одни лишь взрослые, сильные мужчины, цвет племени. Странными были и их позы: каждый шел, держа правую руку за спиной, чтото скрывая от взора колдуньи.

Толпа полукольцом окружила волшебницу, стоявшую на ковре-самолете. Она горделиво смотрела на подходивших, и у ее ног жался Руф Билан. Старейшины Клем, Бойс и Харт выступили вперед.

— Волшебница Арахна, — заговорил звучным голосом Харт, — вы хотите, чтобы мы подчинились вам платили дань. Но довольно с нас князей, волшебников и богов! Вот наш ответ! Пли!!

И Харт выбросил правую руку вверх. По его сигналу над толпой мгновенно взметнулись и закрутились заряженные пращи, и камни сотнями засвистели в воздухе!

Три снаряда врезались в широкий лоб колдуньи, два в подбородок, несколько десятков камней попали ей в плечи, грудь и живот, порядочный булыжник сбил с ног Руфа Билана.

Нападение оказалось таким организованным и внезапным, что Арахна растерялась. Но когда она увидела, что Марраны нагибаются за камнями, чтобы вновь зарядить пращи, она завопила диким голосом:

— Ковер, неси меня прочь отсюда!

И ковер мгновенно взвился в воздух. Несколько снарядов наиболее проворных стрелков настигли его и пробили в нем дыры (кстати, от этого подъемная сила и скорость ковра порядком уменьшились).

Колдунья так разозлилась на Билана, что сжала его в кулаке и чуть не раздавила — а для этого ей нужно было сделать лишь слабенькое усилие.

Но сообразив, что предатель ей еще понадобится, она выпустила его и только злобно прошипела:

— Так вот с какой покорностью привел ты ко мне Марранов, дурак!

Руф Билан ловко вывернулся.

— Если уж ваша мудрость не обнаружила их коварного замысла, где же было мне, простому смертному, разгадать его!

Колдунья прикусила язык. Действительно, что требовать с Билана, когда она сама, волшебница, с детства привычная ко всевозможным хитростям и уловкам, попалась в такую простую ловушку!

Чтобы отомстить Марранам, Арахна решила вызвать землетрясение. Но так как в пылу раздражения она перепутала заклинание, то и землетрясение получилось жиденьким: с гор скатилось несколько камней да кое-где в домах с полок попадала посуда.

Если бы Арахна и Руф Билан знали поговорки далекой северной страны, затерянной за океаном, то они очень кстати могли бы припомнить такую: "Первый блин комом".