Открытие докторов Бориля и Робиля

 

— Мы всю дорогу дышали сквозь листья рафалоо, — наперебой докладывали доктора, — и кашель у нас почти прошел.

Это заявление было встречено восторженными аплодисментами.

— Надо немедленно снарядить экспедицию в Голубую страну за листьями рафалоо, — распорядился Страшила.

— Не беспокойтесь, ваше превосходительство, — отозвался Бориль. — У нас в поселке работали на постройке плотины пять дуболомов, и они по нашему приказу принесли сюда десять огромных мешков с драгоценными листьями. Хватит на всю страну!

Правитель Изумрудного острова подошел к стенному шкафчику, открыл его, достал два ордена и молча прикрепил к кафтанам покрасневших от радости докторов.

— Сейчас в этом зале откроется временный консуль-та-ци-он-ный пункт, — сказал Страшила. — Сейчас же собрать всех городских докторов, медицинских сестер, сиделок, санитаров, — велел он Фараманту. — Вы, господа, про-ин-струк-ти-ру-е-те их, как пользоваться листьями рафалоо, а они научат народ.

— Кон-суль-та-ци-он-ный пункт… Про-ин-струк-тиру-е-те… Какие трудные слова! — с уважением прошептала ворона. — И подумать только, что это я посоветовала Страшиле раздобыть мозги! Самой не верится…

Страшила услышал похвалу Кагги-Карр, и голова его начала раздуваться от гордости, из нее полезли иголки и булавки. В этот момент в комнату вошел Руф Билан. Помощник Фараманта, дежуривший у ворот, пропустил Билана в город без зеленых очков.

Заметив в зале оживление, посол Арахны заговорил:

— Судя по вашим радостным лицам, господа, я полагаю, что отнесу фее Арахне благоприятный ответ. Очевидно, вы решили покориться ей?

Страшила, не торопясь, подошел к трону, важно уселся на него и сурово отчеканил:

— Наши радостные лица означают, что мы презираем угрозы твоей госпожи и ка-те-го-ри-че-ски отвергаем ее власть! Знай, предатель, что мы нашли… — взглянув на Ружеро, который предостерегающе поднес палец ко рту, Страшила ловко вывернулся: …мы нашли более приличествующим нашему достоинству ответить на ее наглые притязания отказом! С тем и можешь возвратиться к чародейке!

Руф Билан покинул дворец в недоумении, а Ружеро сказал Правителю:

— Вы чуть не выдали врагу важнейшую военную тайну!

— Да, признаюсь, я едва не оплошал из-за своей горячности, и кто знает, какие меры приняла бы колдунья, если бы я проболтался о нашем секрете Руфу Билану. Но, уж коли речь зашла об этом предателе, скажите, почтенный Ружеро, почему ваши рудокопы не перевоспитали Вилана после его пробуждения?

Ружеро ответил:

— Из донесения дежурного по Пещере я знаю, как обернулось дело. Когда Руф Билан проснулся, его перевоспитание пошло обычным порядком. Однако оно продолжалось всего два дня, а потом Билан исчез. В домике, где он жил, нашли недоеденные лакомства из верхнего мира, а рядом с его следами на дорожке виднелись следы чьих-то маленьких ног…

— Все понятно, — сказал Страшила. — Его увели посланцы Арахны, и колдунья воспитала Билана посвоему. Очень жаль, что так получилось, но теперь этого не исправишь…

Тем временем в зале начали собираться приглашенные во дворец медицинские работники: доктора, сестры, санитары. Дуболомы внесли мешки с листьями рафалоо и целые охапки завязок. Доктора Бориль и Робиль показывали медикам, какой стороной прикладывать листья ко рту, как прикреплять к ним завязки…

Пока в зале шла деловая суматоха, Страшила подозвал ворону.

— Как ты полагаешь, Кагги-Карр, в окрестностях Изумрудного острова растут деревья рафалоо? — спросил он.

— Почему ты этим интересуешься?

— Видишь ли, доктора принесли много листьев, но их хватит только людям. А мы должны позаботиться также о зверях и птицах. Поэтому экспедиция, о которой я говорил, все-таки должна состояться. Но Голубая страна слишком далеко от нас. Может, рафалоо есть где-нибудь поближе?

Ворона призадумалась.

— Если мне не изменяет память, я лакомилась плодами рафалоо в Лесу Саблезубых Тигров. Это наполовину ближе к Изумрудному острову.

— Тогда я прошу тебя, распорядись, отправь туда дуболомов, да пусть они возьмут побольше мешков.