Снова зелёные очки

 

 

Все безропотно надели очки. Надел их и Чарли Блек, и все перед его глазами заискрилось, заиграло волшебными переливами самых разнообразных оттенков зеленой краски.

— Клянусь зубами дракона! — воскликнул восхищенный моряк. — Теперь я верю Элли, которая рассказывала мне, что Изумрудный город — самый красивый город на свете.

Железный Дровосек и его друзья прошли по прохладным улицам, наполненным ликующим народом и вышли на дворцовую площадь, где уже били сверкающие фонтаны.

Ров, окружавший дворец, был, как и в прежние времена, наполнен водой и мост был поднят. И как в былые времена, на стене стоял Дин Гиор и расчесывал золотой гребенкой свою золотистую роскошную бороду.

— Дин Гиор! — закричал Лестар. — Открой ворота!

Никакого ответа. Дин Гиор самозабвенно смотрелся в зеркальце и любовно расправлял пряди бороды.

— Дин Гиор! — закричали все пришедшие, а Железный Дровосек изо всей мочи заколотил топорищем по перилам оградки.

Дин Гиор ничего не слышал. Привлеченная шумом, из окна выпорхнула Кагги-Карр и крикнула в ухо фельдмаршалу:

— Очнись! Там внизу друзья!

Опомнившийся Дин Гиор взглянул вниз.

— А, это вы? — сказал он. — Я, кажется, немного отвлекся.

Теперь, когда армия Урфина Джюса была разбита и Изумрудному городу больше не угрожала опасность, длиннобородый солдат снова стал прежним рассеянным чудаком.

Мост опустился, ворота раскрылись и Железный Дровосек со своими спутниками вошел в тронную залу дворца, где когда-то Гудвин великий и ужасный предстал перед ними в образе многорукого, многоглазого чудовища.

Сейчас на троне важно сидел Страшила, возле него стояла Элли в серебряных башмачках и золотой шапке, лежали смелый Лев и Тотошка в блестящих золотых ошейниках, на спинке трона сидела Кагги-Карр.

По сторонам зала, пересмеиваясь и шушукаясь, толпились придворные — те, которые не пошли на службу к Урфину Джюсу. Они теперь страшно гордились и выставляли на вид свою преданность Страшиле Мудрому и ждали за это наград.

Страшила сошел с трона и сделал навстречу гостям пять шагов, что было воспринято придворными, как знак величайшей милости с его стороны.

А потом в залу были внесены длинные столы, установленные всевозможными напитками и кушаньями. Начался пир, веселый и радостный и продолжался он до самого вечера.

Жители ходили в нарядных костюмах и время владычества Урфина Джюса казалось им тяжелым сном.

Через несколько дней состоялся суд над Урфином Джюсом. Жители Изумрудной страны предлагали отправить его в рудники.

— Друзья! — сказал Чарли Блек. — А не лучше ли оставить этого человека просто наедине с собой самим?

— Правильно, — сказала Элли. — Это будет самым тяжелым наказанием для него, пусть он поживет среди тех людей, которых хотел подчинить себе, пусть все напоминает ему о его ужасных намерениях и делах.

— Элли, ты здорово сказала! — воскликнул Страшила. — Я с тобой согласен!

— И я! — сказал Железный Дровосек.

— И я! — сказал смелый Лев.

— И я! — добавил Тотошка.

Кагги-Карр хотела что-то возразить, но в это время жители Изумрудной страны так громогласно закричали: «Ура! Да здравствует Элли и ее друзья!» — что ей пришлось промолчать.

А Урфин Джюс, освобожденный стражей, пошел куда глаза глядят под свист и улюлюканье горожан и фермеров.

Теперь надо было решить, что делать с деревянными солдатами и полицейскими Урфина Джюса.

— Сжечь! — каркнула Кагги-Карр.

Страшила приложил палец ко лбу и попросил не мешать ему думать. Наступила всеобщая тишина.