Невесёлый пир

 

С добродушного лица Страшилы не сходила широкая улыбка.

По торжественному случаю Железный Дровосек тоже был ярко начищен и с золотым топором на плече; у Смелого Льва, которому возраст не помешал прибыть в Изумрудный город (хотя он и медленно шел на усталых лапах), был надет золотой ошейник, какие полагается носить царям; фельдмаршал Дин Гиор с бородой до земли стоял в парадном мундире и с жезлом, блестевшим драгоценными камнями; доктора Бориль и Робиль в черных мантиях, на которых блестели ордена, держали в руках медицинские чемоданчики (мог же кто-нибудь на пиру упасть в обморок!); тут был и правитель страны Жевунов Прем Кокус; в стороне стоял, подобно исполинскому монументу, Железный рыцарь Тилли-Вилли, страшно разочарованный, что среди прибывших не оказалось моряка Чарли, Тилли-Вилли по секрету признался Энни: с тех самых пор, как Фарамант и Кагги-Карр отправились в Большой мир, он все время ждал своего создателя, он так волновался, что у него даже ослабли некоторые пружины и при ходьбе начали бряцать болты.

— А это никуда не годится, — ласково сказала великану девочка, — рыцарю всегда надо быть сильным…

— Знаю я это, — гулко вздохнул великан, — да ничего не могу с собой поделать. Давай, Энни, поговорим с тобой о папочке Чарли.

Энни улыбнулась и вытащила из дорожной сумки большой прямоугольный пакет,

— Угадай, что это такое? — сказала она. — Тот, о ком ты скучаешь, Вилли, не смог сам прилететь в Волшебную страну, но тебе прислал подарок. Смотри, сейчас увидишь дядю Чарли как живого!

Энни достала из пакета большую фотографию одноногого моряка. Чарли Блек снялся на палубе своего корабля среди бушующего моря; в зубах Блека была зажата неизменная трубка, глаза улыбались.

Восхищению Железного рыцаря не было конца: он не отрываясь глядел на дорогое лицо, подносил фотографию то к одному глазу, то к другому, то приближал к себе, то отдалял…

— Гром и молния! — кричал, волнуясь, гигант. — Каким волшебством сумел папочка Чарли перейти на этот лист бумаги и остаться на нем навсегда?

— Этого тебе я и сама не смогу объяснить, — призналась девочка, — Не знаю.

Тилли-Вилли попросил Энни сшить для портрета прочный кожаный футляр, чтобы такая хрупкая вещь, как фотография, быстро не износилась…

Футляр Энни сшила из кожи Шестилапых, — вряд ли мог найтись более прочный материал, — с тех пор портрет моряка Чарли всегда хранился в кабине Железного великана.

На пиру Энни, Тима и Альфреда встречал хлебом-солью еще более толстый, чем обычно, повар Балуоль в белом фартуке и белом колпаке. Об этом сказочном, с точки зрения Страшилы, обычае правитель вычитал в «Энциклопедическом словаре» и пожелал гостям сделать приятное.

После пира, по правде сказать, не очень веселого, Страшила пригласил прибывших из Большого мира друзей в Тронный зал к телевизору.

Розовый волшебный ящик Стеллы работал попрежнему отлично: он продемонстрировал зрителям менвитов и арзаков. Рабы Ранавира обносили территорию замка проволокой с висящими рупорами, звонками, антеннами.

Фред как знаток техники быстро разобрался, что перед ними сигнализирующие устройства, которые, вероятно, поднимут адский шум, если кто-нибудь попытается пробраться в убежище Пришельцев.

— А вот и Ильсор! Смотрите, — встрепенулся Страшила. — Слуга генерала и наш друг.

Энни, Тим и Фред невольно залюбовались стройной фигурой Ильсора, его красивым лицом с живыми черными глазами, копной темных волос.

По просьбе Страшилы телевизор показал звездолет «Диавону», величаво поднявшийся на трех высоких опорах. Фред подивился внушительности космического корабля.

Ночь Фред Каннинг провел в глубоком раздумье, ни на минуту не сомкнув глаз. Тим и Энни отдыхали с детской беззаботностью. Страшила, никогда не спавший, сидел на троне, украшенном изумрудами, и прикидывал в уме, на какие простые множители можно разложить число 64725.