Печать

Фарамант, стоявший в воротах, не успевал выдавать зеленые очки, да и оставалось их немного, хоть он и припас несколько лишних корзин очков — столько было желающих попасть в Изумрудный город.

Первые вести о необычных событиях, разыгравшихся в горах, принес гонец, который работал с Урфином Джюсом.

Потом прилетел жаворонок. И уж позже всех пришагали усталые Жевуны.

К тому времени появились другие жители со всех концов Волшебной страны. Тут уж началось всеобщее волнение.

Жаворонок с черными ушками передал вороне Кагги-Карр сообщение мудрого Качи.

Жевуны в ужасе рассказывали про рычание в горах и желтый огонь. От волнения они перебивали друг друга:

— Был красный шар!

— Да нет, похоже, метеор!

— Не метеор, он гудел!

Выслушав всех, встревоженная Кагги-Карр немедленно отправилась к Страшиле. Она разыскала Правителя в Тронном зале Изумрудного дворца, который теперь называется библиотекой.

Библиотека тоже была выдумкой Страшилы Еще от Элли он слышал, что есть такое место, где хранят и читают книги. Страшила обнаружил немного книг в кладовой Гудвина позади Тронного зала среди фантастических птиц и рыб, зверя, Морской Девы и других чудищ, которыми пользовался Великий Обманщик во время своих превращений. Несколько книг нашлось в домике-фургоне Элли. Конечно, книг было недостаточно для настоящей библиотеки, все они поместились на двух полках, которые Страшила сам прибил гвоздями к стене.

Но тут выручили гномы. Они притащили свои многотомные летописи, которые заполнили все полки в кладовой за Тронным залом.

Книги в Волшебной стране оказались настоящими сокровищами.

Малое количество восполнялось той увлеченностью, с которой Правитель Изумрудного города читал.

Самым интересным из найденных сокровищ оказался «Энциклопедический словарь». Там столько всего занимательного было написано о вещах, окружавших жителей Волшебной страны, и о всякой всячине, в том числе о таких штуках, которых Страшила никогда в жизни не видел, например автобус, маяк, театр.

Усидчивый правитель часами занимался своим самообразованием.

Времени у него было достаточно, ведь ему не надо было есть, пить и спать. Именно эти занятия в Большом мире причиняют людям столько хлопот.

Мозги из отрубей, смешанных с иголками и булавками, служили своему хозяину верой и правдой уже много лет. Они подсказали ему немало удачных мыслей и поступков, за что подданные присвоили ему титул Трижды Премудрого.

С тех пор как Трижды Премудрому в руки попал «Энциклопедический словарь», умная голова Страшилы сделалась настоящей копилкой всевозможных знаний, и он с гордостью называл себя «эн-ци-кло-пе-дис-том».

У него была слабость запоминать длинные ученые слова и при случае произносить их, для пущей важности разделяя по складам.

Кто же, как не Страшила, должен дать ответ на события такой загадочной ночи.

Выслушав сообщение вороны. Страшила не на шутку разволновался и немедленно прямо в библиотеке решил созвать Военный Совет. Кроме Правителя, в него вошли длиннобородый солдат Дин Гиор, в военной обстановке фельдмаршал, Страж Ворот Фарамант, Железный рыцарь Тилли-Вилли, начальник связи Кагги-Карр. На совете присутствовал также правитель Фиолетовой страны Железный Дровосек, гостивший в ту пору у своего друга.

Тилли-Вилли, хотя и мог протиснуться внутрь помещения, предпочитал сидеть на земле у дворца: голова его как раз приходилась против раскрытого окна второго этажа.

Железному рыцарю, по людскому счету, исполнилось всего несколько лет: еще сущее дитя. Но чудесные создания Волшебной страны развиваются намного быстрее. Поэтому Тилли-Вилли не уступил бы по сообразительности любому второкласснику. В технике же он разбирался не хуже самого Лестара — выдающегося мастера Волшебного государства. Малыш Тилли-Вилли так крепко помнил своего создателя моряка Чарли, что все время скучал по нему. И рад был любому поводу, чтобы поговорить о моряке: ему становилось не так грустно: будто он повидался с папой Чарли.

По правде сказать, одноногий моряк, готовя Тилли-Вилли к борьбе с колдуньей Арахной, создал чудище. Он сделал Железному рыцарю необычайно свирепую физиономию, как у божка с острова Куру-Кусу. Но хоть у маленького великана и торчали страшные клыки, и глаза были совсем косые, улыбался он дружески, глядел вовсе не враждебно. Сердце у гиганта было доброе, и его никто не боялся.

Он забавлял маленьких детей, возил их на плечах, а они визжали от восторга. Дети любили Тилли-Вилли и поэтому не видели огромных белых клыков, как не видят какие-то недостатки у родных, у друзей — у тех, кто дорог.

 


 

Тилли-Вилли ласково смотрел на членов Совета через открытое окно. Больше всего испугало всех известие о гибели птиц от одного-единственного луча, бесшумно вылетевшего из продолговатого фонаря. Это был необъяснимый луч, они такого не знали.

— С владельцами ужасного оружия надо быть весьма и весьма осторожными, — сказал Страшила.

— Но что же произошло? — спросил Дровосек. — Откуда взялись эти люди?

— Желтый огонь, ревет, — подсказала КаггиКарр.

— Погодите, погодите, — замахал руками Правитель. Он стал перелистывать свой любимый словарь. — «Метеор, шар, огонь, грохочет, гром», — смотрел он слова, перебирая страницы.

— Может быть, они прилетели случайно, как домик Элли? Их просто принес ураган? — предположил Железный Дровосек,

— «Ураган, дом», — читал Страшила дальше. Он заглянул в слова «вулкан» и «землетрясение». — Нет, — покачал Страшила головой, — все не годится.

— Надо бы посмотреть поближе эту машину, хоть и осмотрительно, — мелькнула мысль у Стража Ворот.

— Это я как раз собираюсь сделать, — важно сказал Страшила, направляясь к волшебному телевизору, подарку феи Стеллы. — Думаю, этот ящик нам сослужит сейчас самую большую службу.

Телевизор стоял в Тронном зале на специальной тумбочке, а рядом с ним вправо и влево висело по полке с книгами.

— Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет, — произносил Страшила, вспоминая магические слова. — Ящик, ящик, будь добренький, покажи нам, что происходит у замка Гуррикапа.

Экран засветился. Перед пораженными зрителями появились Пришельцы точь-в-точь такого вида, как передавал жаворонок. Они расхаживали с надменным видом и резкими голосами отдавали приказания покорно склонившимся перед ними людям с приятными чертами лиц. Собравшиеся хотели послушать разговор Пришельцев, но речь велась на незнакомом языке. Страшила и его друзья заметили на экране пеструю просвечивающую сетку. Приглядевшись внимательнее, они различили под сеткой темную громадину с круглой дверью на боку, к которой приставлялась длинная лестница.

— Как все-таки попала такая громадина в нашу страну? — поинтересовался Фарамант.

— Только не с неба, с неба она не могла упасть, — убежденно сказал он, — слишком тяжелая.

— А что же тогда летело и гудело? — спросил Дин Гиор.

— Дайте мне подумать, — попросил Страшила, — и я разрешу эту загадку.

Страшила принялся усердно думать, от напряжения из его головы снова полезли иголки и булавки; к мудрому Правителю в такие моменты приходила необычайная ясность мысли. После долгого раздумья Страшила сказал:

— Непонятная вещь — не телега, у нее нет колес. Она не лодка, потому что возле замка Гуррикапа нет реки. Это не метеор. Он летает, но не ревет. По-моему, это летучий корабль. На нем и явились сюда эти диковинные люди.

— Слава Премудрому Страшиле, клянусь ураганами южных морей! — сказал великан совсем не громко, но и этого хватило, чтобы стекла задрожали в залах дворца. Никто не удивился, услышав из уст железного малыша морское присловье, необычное для волшебных краев. Дело в том, что Тилли-Вилли никогда не видел моря, но он наслушался моряцких приговорок от своего создателя моряка еще в то время, когда одноногий Чарли мастерил чудовище. Приговорки крепко засели в огромной голове Тилли-Вилли, и он зачастую употреблял их.

— Клянусь колдунами и ведьмами! Мачты и паруса! Ветер и волны! Потопи меня первый же шторм! Разрази меня гром! — то и дело слышалось, стоило великану открыть рот.

— А, вот откуда Пришельцы прилетели, — продолжал Страшила, — я не знаю. Только не из Канзаса. Если бы в Канзасе водились такие люди, нам рассказала бы о них Элли,

— Надо провести тщательную разведку, — сказала ворона, — и тогда мы решим, что делать.

— Разведка опасна, — сказал Железный Дровосек. — Пришельцы настороже, недаром они убивают безобидных птиц.

— Разведчики должны быть умными, наблюдательными и совершенно незаметными для врага, — подтвердил Страшила.

— Я не знаю никого, кто бы так годился для разведки, как гномы, — промолвила Кагги-Карр.

Страшила еще раз оценил ум вороны. И все с ним согласились.

— А теперь надо известить гномов, я сейчас же лечу в пещеру, — Кагги-Карр едва заикнулась, как опять задрожали стекла.

— Тысяча чертей! — заговорил Тилли-Вилли. — Мы сделаем вот как: я пойду к крохам гномам, заберу их сколько потребуется и доставлю куда нужно. Мне на это понадобится совсем немного времени, клянусь рифами Куру-Кусу и якорем.

Предложение великана члены Совета приняли без обсуждения: трудно было придумать что-либо лучшее. Он мог шагать со скоростью сорока миль в час. К тому же он, подобно Страшиле и Железному Дровосеку, не нуждался в отдыхе и сне, а значит, мог двигаться без перерыва. Сборы были совсем недолгими: Тилли-Вилли взял с собой корзину с мягким мхом, да на всякий случай ему хорошенько смазали суставы — на это ушла бочка машинного масла. И вот Железный рыцарь шагает по дороге, вымощенной желтым кирпичом.