Страшила — инженер

 

Страшила со своими помощниками обошел вокруг города. Было вбито множество колышков, означавших границу будущего канала, и грандиозное строительство началось. Длина канала намечалась четыре мили, а ширина — 500 футов. Такую внушительную водяную преграду нелегко будет преодолеть врагу, если он задумает напасть на Изумрудный остров.

День и ночь трудились неутомимые дуболомы, день и ночь вгрызались лопаты в землю и скрипели тачки, на которых отвозился вынутый грунт. Им удобряли каменистые участки, обращая их в плодородные поля.

Страшила забыл думать о скуке, дел у него было по горло. С утра и до вечера, а иногда и ночью, если светила луна, он проводил время на стройке, осматривал, обмеривал, приказывал исправлять ошибки. Главного инженера сопровождала свита деревянных курьеров, быстроногие гонцы носились с его распоряжениями туда и сюда, наполняя окрестность веселым гулом.

Одновременно с работами на канале у стен города разбивался большой парк. Вдоль широких аллей высаживались лучшие деревья, какие только можно было найти в обширных лесах страны. В ее благодатном климате пересаженные деревья приживались в любое время года. На полянах парка возводились красивые павильоны и беседки, перекрестки аллей украшались фонтанами.

Строить парк помогали все горожане, они понимали, что это будет для них прекрасным местом отдыха.

Проходили месяцы и годы, огромный котлован расширялся и углублялся. И вот настал торжественный час, когда осталось только впустить в него воду. Подводящий канал из речки Аффиры был выкопан, лишь тонкая перемычка мешала воде устремиться в приготовленное для нее ложе.

Страшиле принадлежала честь первого удара. Он взял кирку в свои слабые руки, стукнул по стенке, а потом к ней подбежали могучие дуболомы и довершили остальное. Воды Аффиры хлынули в котлован.

Толпы народа, собравшиеся по берегам водохранилища, разразились восторженными криками. Страшилу подхватили на руки именитые граждане и пронесли вокруг города. Совершая этот круг почета, правитель время от времени приказывал остановиться, снимал шляпу с полями, увешанными золотыми бубенчиками, и говорил речь об оборонном значении канала.

Речи Страшилы выслушивались с глубоким вниманием и сопровождались бурными аплодисментами. Жители города и раньше гордились, что их правитель — единственный в мире, набитый соломой, и с мозгами из отрубей, перемешанных с иголками и булавками. Теперь же, когда он вдобавок ко всему проявил недюжинные инженерные способности, их обожание дошло до предела.

В парке состоялось всенародное гулянье, были съедены горы тортов и пирожных, выпито сто сорок больших бочек лимонада.

Нет нужды говорить, что на торжестве присутствовали специально приглашенные Железный Дровосек, инженер Лестар, Смелый Лев, правитель Голубой страны Прем Кокус, правитель рудокопов Ружеро и ворона Кагги-Карр. Им были оказаны почести, приличные их высокому сану. Всеми церемониями распоряжались Длиннобородый Солдат Дин Гиор и Страж Ворот Фарамант, который на этот случай заготовил для всех гостей зеленые очки.

Подробное описание праздника вошло в летопись Изумрудного острова — так стала именоваться столица Зеленой страны. Желающие могут прочитать это описание в городской библиотеке, шкаф 7, полка 4, э 1542.

Через несколько недель бойкая полноводная речка Аффира наполнила котлован до краев. На водном зеркале появились нарядные лодки богатых горожан. Возник обычай устраивать гонки гребных судов и соревнования парусных яхт. По приказу Страшилы открылась спасательная станция, так как ребятишки купались в канале с утра до вечера, и могли быть несчастные случаи.

Для сообщения с Большой землей против городских ворот был устроен круглосуточный паром. Его обслуживали бессонные дуболомы. По просьбе любого желающего попасть на остров или покинуть его они перетягивали паром по прочному канату, натянутому над водой.

Но если бы у переправы появились враги, перевозчики должны были тотчас же перегнать паром к острову и поднять тревогу.