Седьмая глава

— И здесь ты живешь? — воскликнула мама. — Как тут уютно!

— Листья с потолка еще не облетели, — объяснил Муми-тролль. — А ты посмотрела бы, как красиво здесь было летом!.. Правда, когда свет горит, шалаш похож на пещеру?

— Прямо настоящая пещера, — подтвердила мама. — Надо принести сюда ковер и маленький ящик, чтобы было на чем сидеть… — Она подняла мордочку и поглядела на звезды, плывущие между тучами. — Знаешь, — сказала она, — иногда мне кажется, что остров плывет вместе с нами. Нас куда-то относит…

— Мама, — сказал вдруг Муми-тролль, — я встретил Морских лошадок, но они не обращают на меня внимания. Я только хотел побегать вместе с ними, посмеяться и побегать… Знаёшь, они такие красивые…

Мама кивнула.

— Мне думается, вряд ли можно подружиться с Морскими лошадками, — сказала она серьезно, — но не стоит из-за этого огорчаться.

Лучше просто смотреть на них и радоваться, как смотрят на красивых птичек или на природу.

— Может быть, ты и права, — ответил Муми-тролль.

Они прислушались к ветру, пролетавшему над чащобой. Муми-тролль совершенно забыл про Морру.

— Мне тебя нечем здесь угостить, — сказал сын.

— Мы успеем сделать что-нибудь завтра, — утешила его мама. — Можем устроить здесь праздник и пригласить остальных, если хочешь. Приятно было посмотреть, как ты живешь. А теперь пора возвращаться на маяк.

 

Ветер усилился. Проводив маму домой, Муми-тролль погасил фонарь, чтобы успокоиться. Он прошел по острову спокойно и уверенно. Эту уверенность придали ему темнота, шум моря и слова мамы.

Черное Око лежало в крутых скалистых берегах. Внизу, под обрывами, плескалась вода. Муми-тролль услышал этот плеск, но не остановился, а побрел дальше. Он чувствовал себя легким, как воздушный шарик. Спать совсем не хотелось.

И тут он ее увидел. Морра явилась на остров. Она ползала вокруг маяка, обнюхивая воздух, забралась в вереск, близоруко оглянулась по сторонам и направилась дальше к мшанику.

«Она ищет меня, — подумал Муми-тролль. — Но пусть не волнуется. Из-за нее выгорает слишком много керосина».

Он постоял немного, поглядел на бестолковое блуждание Морры и не почувствовал ничего, кроме благосклонной снисходительности.

— Пусть попляшет завтра, — сказал сам себе Муми-тролль. — Но только не сейчас. Этот вечер я проведу дома.

Он повернулся спиной ко всем, кто был на этом острове, и направился в обход к своей полянке.

 

Муми-тролль в панике проснулся на восходе солнца. Он был застегнут в спальном мешке и не мог двигаться. Он задыхался во влажной жаре, кто-то крепко держал его, он не мог даже лапой пошевелить. Случилось что-то ужасное. Вокруг царил странный бурый полумрак, и пахло так, как будто он лежал глубоко под землей.

Наконец ему удалось раскрыть молнию спального мешка. На мордочку посыпалась перемешанная с землей хвоя. Весь мир изменился. Он был покинут всеми, вокруг него ползли и карабкались коричневые корни, они опутали спальный мешок. Лес вытащил из земли все свои корни и навалился на него, словно он был камнем. Коробок спичек лежал на обычном месте, рядом стояла бутылка с черничным соком. Но полянки не было, и его ходы снова заросли. Вокруг был лишь глухой лес с выкорчеванными, ползущими деревьями. Он тоже пополз, таща за собой спальный мешок, ведь это был отличный спальный мешок, и к тому же подарок.

Но вот он увидел свой штормовой фонарь — тот по-прежнему висел на ветке, но самого дерева не было.

Муми-тролль сел на хвост и стал отчаянно звать на помощь малышку Мю. Она сразу же ответила, послала ему целую цепочку сигналов спасения. Ее голос звучал, как маленькая звонкая труба. Или как дискант буя с колоколом! Муми-тролль пополз на ее голос.

Вот он выбрался на дневной свет, и на него налетел шторм. Муми-тролль поднялся на дрожащих лапах и с величайшим облегчением увидел малышку Мю. Ему даже показалось, что она почти красива.

Несколько кустиков, которые легче вырвать с корнями из земли, лежали уже далеко в вересковой пустоши, непричесанные и растерянные. Мох заполз в землю и превратился в большой зеленый овраг.

— Куда они? — закричал Муми-тролль. — Почему они вырываются из земли?.. Я ничего не понимаю…

— Они боятся, — ответила малышка Мю и взглянула ему прямо в глаза. — Они так боятся, что каждая иголочка стоит дыбом, они испуганы еще больше, чем ты! Дело в том, что здесь бродила Морра.

Муми-тролль почувствовал отвратительную пустоту в желудке и сел на вереск. Вереск, слава Богу, был такой же, как всегда, и цвел, нетронутый. Он решил остаться.

— Да, — задумчиво продолжала малышка Мю. — Большая холодная Морра слонялась здесь и садилась отдыхать… А ты ведь знаешь, что происходит на том месте, где она сидит…

Конечно, он знал. Там ничего не сможет расти. Абсолютно ничего. Ни одна травинка.

— Что ты уставилась на меня? — спросил Муми-тролль.

— Я? Уставилась на тебя? — спросила малышка Мю с невинным видом. — С какой стати? Может, я уставилась на того, кто стоит за тобой!..

Муми-тролль подпрыгнул и обернулся.

— Ха-ха! Я пошутила! — в восторге крикнула малышка Мю. — Чего ты боишься? Разве не забавно, что весь лес ошалел от страха и убегает? Меня это так ужасно забавляет!

Но Муми-троллю это не показалось забавным. Чащоба двигалась к маяку. Деревья ползли через весь остров к лестнице маяка, каждую ночь они будут к нему все ближе, пока первая ползущая ель не прижмется к двери, требуя, чтобы ее впустили.