Глава пятая
Таечкины сказки

 

— До сих пор там всё хорошо обходилось, — заметил Снифф.

— Мама обязательно всё устроит, — сказал Муми-тролль. — Между прочим, видели бы вы наш грот!

— Мой грот, — поправил его Снифф.

— Там в гроте, — продолжал Муми-тролль, — мы припрятали кучу жемчужин. Я их сам наловил.

— Жемчужины? — оживилась фрекен Снорк. — И из них можно делать ножные браслеты?

— А как же! — воскликнул Муми-тролль. — И серёжки в уши, и колечки в нос, и диадемы…

— Это мы включим в следующий вопрос повестки дня, — наставительно сказал Снорк и изо всех сил застучал карандашом. — В конце концов, вы хотите спастись от кометы или не хотите?

— Ты снова сломал карандаш, — заметила его сестра. — А не можем ли мы спастись в этом самом гроте? — предложила она.

— Конечно, мы можем укрыться в гроте! — подхватил Муми-тролль. — Ах какая же ты умница!

— В моём гроте, — добавил Снифф. Мы завалим вход камнями, заделаем расщелины в потолке, принесем туда много еды и керосиновую лампочку. Красота!

— Всё равно надо снова устроить собрание, — заявил Снорк. — В любом случае надо обсудить вопрос о разделении труда.

— Конечно, конечно, будет тебе собрание, — сказала фрёкен Снорк. — А сейчас давайте обедать. Соберите-ка немножечко дров. Принесите водички, чтобы сварить суп. И цветочков — украсить стол.

— Каких? — спросил Муми-тролль.

Фрёкен Снорк оглядела себя, убедилась, что она сейчас светло-жёлтая, и сказала:

— Фиолетовых. Я думаю, что фиолетовые пойдут мне больше всего.

Муми-тролль зашагал в лес — за цветами. Снифф и Снорк поторопились за водой и за дровами. Снусмумрик раскурил трубку. Он улёгся на спину и уставился на красноватое небо.

— Насчёт грота не так уж глупо придумано, — сказал он. — А ты боишься комету?

— Нет, — отозвалась фрёкен Снорк. — Главное, не видеть её и думать о чём-нибудь постороннем.

Снифф так и не нашёл никакой воды. Он добрёл до небольшого прудика, но там на дне оставалось только немножко жидкой грязи, и все бедные кувшинки поумирали. Наконец он вернулся с опущенными ушами и без воды.

— Мне кажется, на всём свете не осталось ни капли воды, — сказал он. — Как же рыбы будут теперь обходиться? У нас есть только немного соку.

— Значит, мы сделаем сладкий суп, — бодро сказала фрёкен Снорк. — С этим всё ясно.

— Ничего не ясно, — возразил Снорк. — Должна же быть какая-то причина того, что вся вода исчезла… — Он сбросил на землю принесённый хворост и сел рядом.

— Должна быть причина, — повторил он.

— Я думаю, в этом виновата комета, — предположил Снусмумрик.

Все посмотрели на небо. К вечеру оно стало тёмно-красным. Меж ветвей можно было разглядеть маленькую искорку, похожую на звезду. Только это была не звезда. Она не мигала, не лучилась. Она горела. И не двигалась. Потому что хвост у неё был сзади.

— Это она, — сказал Снорк.

Фрёкен Снорк стала медленно зеленеть с носа. В этот момент примчался Муми-тролль с букетом, который был настолько фиолетовым, насколько это ему удалось.

Фрёкен Снорк поглядела на цветы.

— Боюсь, что мне больше бы подошли жёлтенькие, — сказала она. — Видишь, я вся сделалась зелёной.

— Пойти нарвать жёлтеньких? — спросил Муми-тролль с готовностью.

— Нет, не надо, — сказала она. — Только повесь одеяло так, чтобы я не видела комету. Иначе мне не сварить суп.

Муми-тролль завесил вид на комету одеялом. Фрёкен Снорк успокоилась, доварила суп и разделила всем поровну. Потом она раздала всем по хрустящему хлебцу. Больше у Снорков ничего не было. После ужина все улеглись рядышком на матрасик из травы, который сплела фрёкен Снорк. Огонь в костре медленно догорал. Опустилась ночь.

А над притихшим дремлющим лесом светилась комета, раскалённая и зловещая.