Глава девятая

 

Котёнок отпрыгнул на такое расстояние, чтоб его нельзя было достать. И так было несколько раз, хотя он и не уходил прочь.

— Комета прилетает, — сказал Снифф. — Ты должен пойти с нами в грот, не то она тебя расплющит.

— Вздор, — сказал котёнок и зевнул во весь рот.

— Так что, пойдёшь со мной? — спросил Снифф. — Ты должен меня слушаться.

— Пойду, когда захочу, — ответил котёнок и снова стал умываться.

Снифф поставил перед ним блюдечко с молоком прямо на мох и какое-то время стоял и смотрел. Потом бросил смотреть и побежал на берег. Там Муми-папа был занят тем, что пытался поднять ванну на гору, к гроту.

— Держи крепче и тяни, — командовал он. — Я буду понемножку подталкивать снизу. Не отпускай верёвку!

— Она всё время соскальзывает! — отвечал сверху Муми-тролль.

Муми-мама сидела на берегу и вытирала пот со лба.

— Такой тяжёлый переезд, — вздыхала она.

— Что они тут делают? — спросил Снифф.

— Поднимают ванну, — ответила мама. — Ванна слишком большая, она не проходит в грот. Снорк хотел по этому поводу провести собрание. Но времени уже нет. Теперь они решили поднять её повыше, чтобы отверстие в крыше прикрыть.

— Я встретил своего котёнка, — сказал Снифф. — Он обещал до восьми прийти в грот.

— Очень хорошо, — сказала мама. — А теперь я пойду постелю в гроте постели.

В конце концов отверстие в крыше удалось накрыть ванной. Постепенно всю поклажу разместили в гроте, и мама укрепила одеяло над входом.

— Ты думаешь, оно достаточно надёжное? — спросил Муми-тролль.

— Сейчас мы его обработаем, — сказал Снусмумрик. Он достал из кармана бутылочку.

— Вот! — сказал он. — Моё подземное подсолнечное масло. Оно сумеет сдержать любой жар.

— А не оставит ли оно на одеяле пятен? — спросила Муми-мама. Вдруг она всплеснула лапками и воскликнула: — А где же Ондатр?

— Он не пошёл с нами, — ответил папа. — Он сказал, что всякие переезды бесполезны. Гамак мы ему оставили.

— Ну что ж, — вздохнула мама.

Она разожгла примус и стала готовить обед. Было без пяти семь.

Когда они уже пообедали и принялись за сыр, что-то зашуршало у входа в грот, и из-за одеяла показался нос.

— Ага, ты всё-таки пришёл, — сказал Муми-тролль входившему в грот Ондатру.

— В гамаке стало так нестерпимо жарко, — ответил Ондатр. — Я подумал, может, в гроте будет чуть-чуть прохладнее. — Он важно прошагал в угол и сел.

— Ты не встречал ли по дороге моего котёнка? — спросил Снифф.

— Нет, не встречал, — отозвался Ондатр.

Муми-папа достал часы и взглянул на них.

— Так-так, — сказал он. — Ровно восемь часов.

— Тогда мы ещё успеем полакомиться десертом, — сказала Муми-мама. — Снифф, куда ты поставил торт?

— Туда куда-то, — махнул Снифф лапкой в угол, где сидел Ондатр.

— Куда — туда? Я его не вижу. Уж не уселся ли на него Ондатр?

— Разные там котята и торты, — ворчал Ондатр, — да я просто их не замечаю, у меня нет с ними ничего общего. Я размышляю.

Хемуль рассмеялся и продолжил сортировать марки.

— Вы совершенно правы, — сказал он. — Суета. Одна сплошная суета.

— Но где же всё-таки торт? — волновалась Муми-мама. — Снифф, миленький, ведь не съел же ты его весь по дороге?

— Нет, он слишком большой, — небрежно ответил Снифф.

— Но ты всё-таки отъел кусок! — догадалась мама.

— Только звёздочку наверху, но она была такая твёрдая! — сказал Снифф и заполз под матрас. Он расстроился. А тут ещё и котёнок не появился, хотя пошёл уже девятый час.

— Ой-ой-ой, — вздохнула Муми-мама и опустилась на стул. Она очень устала. — Одни сплошные огорчения, — добавила она. Фрёкен Снорк внимательно посмотрела на Ондатра.