Глава девятая

 

— Я постараюсь, — сказал он. — Но сперва вы дайте мне тетрадку в клеточку или в линейку, и ручку, и план грота с птичьего полёта, размеченного, как полагается. А затем мне понадобится список того, что нам потребуется. Пометьте тремя звёздочками, что нам понадобится в первую очередь, двумя то, что нам хотелось бы взять с собой, и одной — то, что можно оставить.

— Мой список ты можешь получить не сходя с места, — засмеялся Снусмумрик. Губная гармошка с тремя звёздочками.

 

И тут начались великие сборы. Ондатр лежал в гамаке и размышлял, а Хемуль сидел под сиреневым кустом и сортировал марки. Муми-мама сновала туда и сюда, доставала верёвки и упаковочную бумагу. Она опустошила кладовку и сняла занавески. Все ящики выдвинули из комода и всё вывернули из них на пол. Муми-папа укладывал пакеты, коробки и корзинки в тачку, а Снорк восседал посреди веранды, окруженный листочками со списками и расчетами. Он был совершенно счастлив.

— Как мы поступим с ракушками вокруг цветочных клумб? — спросила фрёкен Снорк.

— Заберём их с собой, — ответила Муми-мама. — Возле них стоят три звёздочки. Снифф, миленький, ты сможешь донести торт до грота? Он не поместится в тачку…

— Послушай, — сказал Муми-папа, мы не сможем выкопать все розы. У нас просто не хватит времени.

— Ну возьми хотя бы жёлтенькие, — попросила Муми-мама. — Их обязательно надо взять с собой. — И она побежала в огород, чтобы выдернуть редиску. Хотя бы ту, что уже подросла.

Муми-папа отвозил тачку, по мере того как она заполнялась, на берег и вываливал содержимое на песок. Муми-тролль и Снусмумрик относили всё это в грот.

Всё обстояло ещё хуже, чем простой переезд в другой дом. Потому что у них было совсем мало времени.

Жара к этому времени сделалась просто нестерпимой. Пустынный берег был освещён тёмно-красным, пугающим светом. Муми-папа старался не смотреть на этот устрашающий ландшафт. Он всё возил и возил наполненные тачки, удивляясь про себя, как это он сумел за свою жизнь скопить столько ненужных вещей. Время от времени он поглядывал на часы.

— Ну всё, это последняя тачка, — сказал Муми-папа. — Ручки от шкафов и шнурочки от вьюшек пусть остаются.

И вот он вернулся домой за Муми-мамой — в последний раз. Мама была занята тем, что доставала ванну. Рядом с ней стоял Снифф, который держал в лапах блюдечко с молоком.

— Ты меня совсем не слушаешь! — возмущался Снифф. — Я тебя уже три раза спросил, где он.

— Кто — он? — удивилась Муми-мама.

— Мой котёнок! — крикнул Снифф. — Где мой котёнок, который так по мне скучал всё это время? Его тоже надо спасти от кометы!

— Ах да! — сказала мама. — Твой таинственный котёнок… Я видела всего лишь его хвост. Он приходит по ночам попить молочка, а потом исчезает.

— Так, значит, он не полюбил тебя больше, чем меня? — обрадовался Снифф.

— Нет, — сказала Муми-мама. — Он такой самостоятельный. Ты увидишь, он сам о себе позаботится. Кошки это умеют.

В этот момент появился Муми-папа с тачкой.

— Я пришёл в последний раз, — сказал он. — Время уже полшестого, а нам надо ещё заделать крышу в гроте… Ради всего святого, зачем нам в гроте ванна?

— Всегда может пригодиться, — пояснила Муми-мама, — бывает очень приятно принять ванну, и кроме того…

— Ладно, ладно, — перебил её папа, — полезай в ванну, и я отвезу тебя вместе с ванной в тачке. Где Хемуль?

— Пересчитывает марки, — сказала фрекен Снорк, которая ждала с семейным альбомом под мышкой. — Какой Муми-тролль был толстенький, когда он был ребёнком, — сказала она, заглянув в альбом.

— Хемуль! — крикнул Муми-папа. — Ты тоже полезай в ванну. Надо спешить. Комета уже близко!

— Хемуль подхватил свой альбом, влез в ванну, и папа покатил тачку к гроту.

Снифф покинул Муми-долину последним. Он шёл по лесу и всё время звал котёнка. И наконец он его увидел. Тот сидел на мягком мху и умывался.

— Эй, — окликнул его Снифф. — Как поживаешь?

Котёнок перестал умываться и поглядел на Сниффа. Снифф осторожно подошёл к нему и протянул лапки. Котёнок чуть-чуть отошёл в сторону.

— Я скучал по тебе, — сказал Снифф.

И снова потянулся к нему.