Глава девятая

 

— Муми-тролль? — воскликнула мама и швырнула кондитерскую лопаточку в раковину. — Что же ты до сих пор молчал?

Она кинулась вон из дома, а Муми-папа следом за ней.

— Вон он идёт, — воскликнула она. — И Снифф с ним. И ещё масса всякого народу! Как я тебя ждала! — взволнованно говорила Муми-мама. — Иди, я обниму тебя, сыночек! Ой, какие же вы все грязные! Какое счастье, что ты вернулся. Просто не верится!

— Мама! Папа! — захлёбываясь, тараторил Муми-тролль. — Я сражался с ядовитым кустом! И я его победил! Раз-раз, и я обрубил ему все руки! Под конец только один пенёк остался!

— Как это ты набрался храбрости? — сказала мама. — А эти все кто такие?

— Это фрёкен Снорк, — сказал Муми-тролль. — Это её я спас от ядовитого куста. А это Снорк. А это Снусмумрик — мой лучший друг. А это Хемуль. Он собирает почтовые марки.

— Очень интересно, — заметил Муми-папа. — Какое замечательное хобби — собирать марки.

— Это не хобби, это моя профессия, — отозвался Хемуль мрачно, потому что он совсем не выспался.

— Ну тогда вам, наверное, будет любопытно посмотреть на альбом, который вчера принёс сюда ветер.

— Что? — вскричал Хемуль.

— Да-да, — подтвердила Муми-мама. — Я поставила тесто, чтобы оно хорошенько подошло, а наутро на него налипло множество каких-то бумажонок.

— Бумажонок? — аж побледнел Хемуль. — Они тут? Где они? Надеюсь, вы их не выкинули?

— Вон они висят, сушатся, — сказала Муми-мама и указала на бельевую верёвку, натянутую между кустами сирени.

Хемуль посмотрел на свой красный альбом и вскрикнул от радости. Он кинулся к нему, путаясь в воланах своего платья.

— Некоторым везёт, — вздохнув, заметил Снифф.

Никакой котёнок не появился, чтобы его поприветствовать. Он посмотрел на блюдечко с молоком, стоявшее на крылечке.

— По-моему, молоко скисло, — сказал он.

— Это от жары, — объяснила Муми-мама. — Всё киснет на этой жаре. Он приходил попить молочка, впрочем, довольно редко… Милые дети, — обратилась она ко всем сразу. — Давайте-ка садитесь завтракать. Входите в дом. И не забудьте поздороваться с Ондатром.

Все ушли, и только Снифф остался в саду. Он прополз под всеми кустами и всё время звал котёнка. Он сходил в подвал. Он искал его повсюду и всё окликал его, окликал. Но котёнок не отзывался.

Тогда он вернулся на веранду, где все остальные завтракали и обсуждали комету.

— Ондатр сказал, что комета упадёт в огород ближе к вечеру, — поведала Муми-мама. — Так что я не стала пропалывать грядки… И подумать только, что мировое пространство всё черное. Это, кажется, ты первый выяснил? — обратилась она к Сниффу.

— Да-да, — сказал Снифф, слегка утешившись. — А что касается кометы, то вы все можете спрятаться в моём гроте.

— Погодит, погодите, — вмешался Снорк. — Необходимо собрать общее собрание. Надо совместно решить, где нам прятаться.

— Зачем решать всё снова? — перебила его фрёкен Снорк. — Мы спрячемся в гроте и отнесем туда все самое ценное.

— Ах да! — воскликнул Снифф. — Вы видели мой кинжал?

— А давайте сегодня пообедаем в гроте? — предложил Муми-тролль. — Это будет как будто пикник!

Все закричали, замахали лапами, а Снифф опрокинул целую чашку молока на скатерть.

Ондатр встал из-за стола и сказал:

— С вами делается всё труднее и труднее. И вся эта суета ни к чему, потому что комета сделает из нас мусс. Я отправляюсь полежать в гамаке и подумать. Прощайте на тот случай, если мы больше не увидимся.

И он ушёл.

Стало тихо-тихо. Потом Муми-папа сказал:

— Не могу понять, почему этот Ондатр всегда так удручающе на меня действует? Уже три часа… Давайте начнём паковать вещи. Сколько там может поместиться, в этом гроте?

Затем он обратился к Снорку:

— Ты поможешь всё организовать?

Снорк аж покраснел от радости.