Глава 11
Таечкины сказки

— Ах, Джейн, ну какая ты умница! Я бы ни за что до этого не додумалась. Резиновую уточку для Меропы, пожалуйста. Вон ту — голубую с жёлтыми глазками.

Продавец завязывал покупки, а Майя прыгала рядом, поправляла бумагу, дёргала за шнурок — крепко ли завязаны узелки.

— Прекрасно, — сказала она. — А то я очень боюсь что-нибудь потерять.

Майкл всё смотрел, смотрел на Майю. Вдруг повернулся к Мэри Поппинс и сказал громким шёпотом:

— Но у неё нет кошелька! Кто будет платить за игрушки?

— Не твоего ума дело, — сердито ответила Мэри Поппинс. — Ты забыл — некрасиво шептаться. — Но всё-таки стала шарить у себя в кармане.

— Что он сказал? — потребовала Майя, устремив на них круглые, удивлённые глаза. — Кто будет платить? Никто не будет! Разве надо за что-нибудь платить? — и она устремила мерцающий взор на продавца.

— Ничего не надо, мадам, — уверил её продавец, протянул огромный свёрток и в который раз поклонился.

— Я так и думала! Вот видите! — сказала она, глядя на Майкла. — В этом и заключается прелесть Рождества — тебе всё дают просто так. Впрочем, мне бы и платить было нечем. У нас ведь там наверху денег нет, — и Майя рассмеялась, как колокольчик. — Но нам пора уходить, — продолжала она, беря Майкла за руки. — Всем пора идти домой. Уже очень поздно. А я слышала, ваша мама велела возвращаться к чаю. Да и мне надо спешить. Идёмте! — И, увлекая за собой Майкла, Джейн и Мэри Поппинс, Майя побежала вприпляску через магазин, и скоро вертящиеся двери выпустили их наружу.

И тут Джейн всплеснула руками.

— А подарок для Майи! Она купила игрушки для всех, а себе ничего! Майя осталась без рождественского подарка! — И Джейн стала перебирать свёртки: у неё столько всего, она найдёт, чем поделиться с Майей.

Мэри Поппинс бросила быстрый взгляд в витринное стекло. На неё глянула оттуда очень элегантная, очень интересная особа — шляпка, пальто без единой морщинки, и довершают портрет новые перчатки с меховой опушкой.

— Успокойся, — сказала она Джейн самым презрительным голосом. Стащила с рук перчатки и надела на ручки Майи.

— Носи, — буркнула она. — Сегодня холодно. Тебе будет в них хорошо.

Майя посмотрела на перчатки: они были такие большие и казались на её ручках пустыми. Майя ничего не сказала, она подошла к Мэри Поппинс, обняла её свободной рукой и поцеловала. Обе посмотрели друг на друга долгим взглядом и улыбнулись, как улыбаются друг другу друзья. Потом Майя повернулась к детям и легко прикоснулась пальцами к их щекам. Какое-то мгновение они стояли, образовав кружок, и глядели друг на друга, как заворожённые.

— Мне было так приятно с вами, — тихо сказала Майя, нарушив молчание. — Смотрите, не забывайте меня! Не забудете?

Дети замотали головами.

— Прощайте! — махнула Майя рукой.

— Прощай, — ответила вся компания, хотя им очень не хотелось прощаться.

Стоя на цыпочках, Майя подняла кверху руки, подпрыгнула. И вдруг как по ступенькам побежала вверх, стремясь в сизо-серое небо. Она махала им, то и дело оборачиваясь, и дети махали ей изо всех сил.

— Что тут происходит? — сказал рядом чей-то голос.

— Но это невозможно! — подхватил второй голос.

— Это неслыханно! — воскликнул третий.

Толпа, привлечённая невиданным зрелищем, росла. Расталкивая зевак своим жезлом, к детям приближался полицейский…

— Что такое? Что случилось? Автомобильная катастрофа? — И он посмотрел на небо, куда смотрели все остальные. — Ну знаешь ли! — воскликнул он, грозя Майе кулаком. — Слезай оттуда! Что ты там делаешь? Сейчас же слезай! Так себя вести в общественном месте! Это же сверхъестественно!

Но Майя только смеялась наверху, из её рук выскользнули скакалки и полоснули по небу блестящей молнией: пакет всё-таки разорвался.

Ещё секунду они видели, как она приплясывает на воздушных ступеньках. Потом её подхватила тёмная туча, и Майя исчезла. Но дети знали — Майя там, за тучей, потому что по тёмным краям засветилась блестящая каёмка.

— Чёрт меня побери! — воскликнул полицейский и почесал под шлемом затылок.

— И хорошо бы — побрал! — воскликнула Мэри Поппинс своим самым презрительным голосом, кто-то даже мог подумать, что она грубит полицейскому. Но Джейн и Майкла эта грубость не могла обмануть. Они заметили, как заблестели её глаза. Не будь это Мэри Поппинс, они бы подумали, что в глазах у неё слёзы…

— Нам могло всё это почудиться? — спросил Майкл у мамы, когда они вернулись домой и рассказали ей эту историю.

— Наверное, могло, — ответила миссис Банкс. — Нам всем иногда чудятся странные и приятные вещи.

— А куда же делись перчатки Мэри Поппинс? — сказала Джейн. — Мы сами видели, как она отдала их Майе. И потом всю дорогу ехала без перчаток! Так что это, наверное, правда.

— Что такое, Мэри Поппинс! — воскликнула миссис Банкс. — Вы отдали свои меховые перчатки с опушкой?! Отдали насовсем?

— Перчатки — мои. — Мэри Поппинс фыркнула. — Я могу делать с ними что хочу.

Она поправила свою шляпку и пошла на кухню готовить чай…